Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

моя научная деятельность

Немного обо мне.
По специальности шекспировед-расстрига: начинала с Шекспира, потом перевела две главы из Вильяма Лэнгленда, ну, а кончилось всё англосаксами (и до сих пор тянется).
Место работы - Институт филологии и истории РГГУ.
Научные интересы - западноевропейская культура от Средневековья по начало XVII в.; Древняя Русь; история ментальностей; культурные коды телесности.

Избранные публикации:

"Видение о Петре Пахаре" В. Лэнгленда. Гл. 1-2: Перевод, вступ. ст. и комментарии //Кентавр. Вып. 3. М.: РГГУ, 2006. С. 286-304. [pdf]

"Багира сказала...": Гендер сказочных и мифологических персонажей англоязычной литературы в русских переводах

Телесность и метафора плоти в "Венецианском купце" [pdf]
Collapse )
Ну, и если понравились мои статьи, можно выразить наглядно:</a>

дочитывая Гая Дойчера

Дочитала "Сквозь зеркало языка". Немного из предыстории темы (мои предыдущие посты, чтобы по триста раз не повторять уже сказанное).
1. "Синее вино" в сне Святослава (часть 1, часть 2, часть 3).

2. Снова о цвете у Гомера, или Коллега-филолог защищает Гладстона от Дойчера (лютый фейспалм)

3. Немного о цвете в эпосе и фольклоре

Так вот, в баталиях о цвете у Гомера я вижу два крупных упущения. Которые делает и Дойчер, при всей его фантастической эрудированности и проницательности.
Упущение №1. Игнорирование специфики жанра. Эпос вообще скуден на цветовые эпитеты (которые широко внедряются только при перерождении эпоса в рыцарский роман, то есть с формированием придворной культуры, где важно фиксировать, что на ком надето и у кого какой герб). А от гомеровского греческого языка до нас не дошло НИЧЕГО, кроме эпоса. Поэтому мы не знаем, как назывались цвета тогда в быту и говорила ли девушка гомеровской эпохи "пойду нарву этих синих цветочков для алтаря Афродиты".
Эпос требует определённых навыков "чтения". Для знатока русских былин очевидно, что "красна девица" - вовсе не цвет, а вот "брови соболиные" - наоборот, цвет (чёрный). Но человек, незнакомый с былинной традицией, может решить, что "соболиные брови" значит "брови как у соболя", и долго недоумевать, что это значит - ведь соболь не миттельншнауцер. Он просто не воспримет этот эпитет как цветовой!
Во многих славянских языках идея "красного" передаётся через разные варианты слова "червлёный" или "червонный" (в русском тоже до сравнительно недавнего времени дело обстояло так). Но буквально это слово происходит от "червяка": червлёный изначально - "крашенный червячками", то есть кошенилью. Если бы это слово было редким и известным лишь по двум-трём древним памятникам, мы бы гадали, какое отношение заря или губы имеют к червякам.
Возможно, у Гомера тоже есть такие "скрытые" цветовые эпитеты, которые перестали быть понятными в более позднее время.
С другой стороны, можно указать случай, когда за цветовой эпитет приняли тот, который почти наверняка не имеет к цвету никакого отношения - "гиацинтовые кудри". Потому что он явно отсылает не к цвету, а к закрученности лепестков гиацинта.

Упущение №2 (тесно связанное с предыдущим). Это презумпция, что значение и употребление слов, обозначающих цвета, неизменно, буквально и понятно. Хотя прежде чем до хрипоты спорить, что подразумевал Гомер под "фиалковыми овцами" и "фиалковым морем", неплохо бы выяснить, какой цветок назывался в гомеровский период словом, которое ныне понимают как "фиалка" (и цветок ли это вообще).
Мы имеем отмеченный Далем казус, когда название "лазоревых цветов" получили жёлтые бархатцы, хотя этимология "лазоревого" от персидского названия лазурита вполне достоверна и документирована. Единственное возможное объяснение - что слово "лазоревый" оторвалось от конкретной цветовой принадлежности и для носителей данного говора значит что-то вроде "радостный". Дойчер бегло упоминает связь цветовых обозначений зелёного с идеей "свежего", но подробно на ней не останавливается. А зря.
Если бы марсиане судили о жизни человечества только по подборке чёрно-белых газет за последние сто лет, они бы с неизбежностью пришли к выводу, что Землю населяют не только расы чёрных и белых, но также красных, зелёных и голубых. Потому что они бы читали: "угроза со стороны красных", "митинг зелёных" и т.д. Как марсиане догадались бы, что "белые" во время Гражданской войны в США - это цвет (пусть и условный, окей, европеоиды на самом деле розовые), а "белые" во время Гражданской войны в России - политическая принадлежность? Очевидный ответ - по контексту. Но когда мы имеем дело с древними памятниками, контекста обычно недостаёт.
Контекст имеет значение. Когда в сказке лиса несёт петушка "за синие леса", а Баба-Яга живёт "в тёмном лесу", это не значит, что русские сказочники не отличали "зелёного" от "синего" и "тёмного". "Синий" лес - потому что он далёкий, лес на горизонте выглядит синей полоской. Лиса несёт петуха "очень далеко". А если речь идёт о Бабе-Яге, то нужно подчеркнуть не дальность леса, а то, что в нём страшно. Тогда он "тёмный". "Зелень" же леса бросается в глаза только городскому жителю, у которого обычно перед глазами серый камень и кирпич. Для сельского жителя это свойство леса by default, которое настолько привычно, что не замечается.

из истории растений

Уф! Издательство расплатилось со мной за эту аццкую редактуру. Очень надеюсь на скорый выход книги, потому что книжка замечательная, и правда. Сама узнала много нового, пока редактировала.
Особенно интересно оказалось про "тюльпанную лихорадку" в Голландии XVII в. Обычно в популярной литературе её преподносят так, что, дескать, европейцы совсем сбрендили и выкладывали за луковицы тюльпанов целые состояния. А спрашивается, кто их заставлял и почему они сбрендили? Всё-таки довольно трудно убедить покупателя, что фигня стоит миллион долларов, если эту фигню в ящике на балконе несложно вырастить (не Гренландия, чай).
Оказывается, дело вот в чём. В моде были не просто тюльпаны, а вариегатные, с полосатой окраской. А эту окраску в ту пору давало только поражение мозаичным вирусом. Вирус не передаётся по наследству с семенами, если посеять семена такого тюльпана, цветы будут однотонные, обычные. Поэтому размножать их можно было только детками, а для получения исходника высевали огромное количество племенных тюльпанов (по-английски breeders) и надеялись, что хотя бы один из них на поле станет полосатым. То есть у этих тюльпанов ещё и была высокая себестоимость. Вот, собственно, экономическая подоплёка тюльпанного бума.
А когда моя бабушка выращивала у себя в саду тюльпаны в советскую эпоху, она считала полосатую окраску досадным признаком вырождения сортов (ошибочно считая, что белые и красные тюльпаны скрещиваются между собой и дают "помесь").

А у меня тоже есть цвяточки!

Обзавидовавшись karyatyda, в выходные всё же попёрлась в Аптекарский. Сказать, что там было убоище, значит, ничего не сказать. Причём особенно мучительны были не столько сами очереди, сколько дамочки, стоящие в этих очередях, которые, вертясь всем корпусом и толкаясь, непрерывно обсуждали процесс стояния, употребляя слово "очередь" через каждые 30 секунд в среднем и сходясь на том, что там смотреть нечего и стоять незачем - однако же всё равно стояли. Плюс огромное количество непонятных диких людей всех возрастов и полов, которые, например, всерьёз выдвигали предположение, что орхидеи помещены под стекло, потому что они хищные, чтобы пальцы в них не совали... за полдня я услышала столько чуши, что у меня увяли уши и мозг.
Но я сумела всё это вытерпеть, и теперь у меня есть заветные фотки, в том числе зелёных тюльпанов.

зелёные тюльпаны

DSCF8499.JPG

DSCF8555.JPG

DSCF8561.JPG

DSCF8548.JPG

настоящей научной фантастики псто

А у меня цветёт и благоухает гиацинт. Сама вырастила. До сих пор не могу опомниться - всю жизнь стремалась иметь дело с луковичными, мне это казалось эзотерикой для посвящённых в немыслимые тайны. К тому же весь Интернет хором уверял, что луковица купленного в магазине гиацинта повторно в домашних условиях цвести не будет. Ну а что мне с ней было делать? Прошлым летом, выкопав луковицу, я обнаружила, что никаких деток она не дала, а на ощупь плотная и нисколько не истощённая. Ну и воткнула повторно, только в большой горшок (за неимением дачи, на которую столь дружно советуют вывозить отцветший гиацинт). Что же вы думаете? В октябре появился зелёный росток, а в ноябре отчётливая шишечка. Всё это время я героически закутывала его на ночь от морозов, которые решили объявиться внеурочно, а в конце декабря занесла в квартиру. Вуаля!
От растений я вообще фигею.
Кадры отсняты с промежутком около 12 часов, между 4-м и 5-м - два дня.

Гиацинт1

Гиацинт2

Гиацинт3

Гиацинт4

Гиацинт5

мы тут с Джеффри Чосером сочинили

в момент прогулки по Ботаническому саду:

Дожди апреля благораствореньем
Нисходят в сушь, даруя жизнь кореньям,
Земле по жилам изливая сок,
От коей силы возрастёт цветок...


В Ботаническом саду цветут яблони и фиалки, как на миниатюрах к рыцарским романам. Нет ничего прелестнее фиалок в апреле, цвет и запах фантастические. Дождик застал меня ровно посреди прогулки, но был необидный.
Если что, у Кашкина это звучало так:
Collapse )

в тiм садочку-3

А вот эта штуковина полтора метра в высоту называется amorphophallus konjak. Что хрень бесформенная, это я вижу, а при чём тут коньяк?

Хрень бесформенная

Немного цветущих толстянок в суккулентном саду:

Толстянка 1

Толстянка 2

Узнала, где зимуют золотые рыбки из пруда. Оказывается, в туалете! Спускаюсь, а там баки с рыбками во всю стену:

Где рыбки зимуют

А напоследок меня встретили котеги. Как же без них!

Котяры

Дорогие товарищи интуристы!

Авторитетно подтверждаю: в Москве в конце декабря действительно можно замёрзнуть. Особенно если вы фоткаете цветы под проливным дождём.
Вчерашнее:

Декабрьская фиалка

Это у нас на Костромской, а под катом - Аптекарский. Collapse )