Category: философия

карго-культ

В России "принцип фальсифицируемости" Поппера обрёл форму какого-то религиозного верования, причём зачастую среди доморощенных философов из технической среды, не владеющих ни философией хотя бы в объёме первого курса аспирантуры, ни тем более историей науки. Любимый метод в дискуссиях - бить по голове принципом фальсифицируемости, не заботясь о том, применим ли он к данному вопросу: "Эта гипотеза нефальсифицируема, а следовательно, ненаучна!"
По этой логике, предположение, что золотые рыбки исполняют желания, что подарки приносит Дед Мороз или что, кувыркнувшись через голову, можно превратиться в сокола, научно - оно же фальсифицируемо.
В раннее Новое время, кстати, не раз наглядно опровергалась гипотеза, что ведьмы, намазавшись мазью, летают на метле - "ведьмы" мазались мазью в присутствии наблюдателей, все видели, что они никуда не улетают, а просто теряют сознание, но охоту на ведьм это, увы, не остановило ("ну и что, значит, они летают на шабаш астрально"). Отсюда следует как минимум два вывода: а) не всё, что может быть опровергнуто, научно; б) если человек упёрся в каком-то убеждении, - хотя бы в пресловутом "все лебеди белые", - он и чёрного лебедя объявит крашеным.

PS. Оооо, как все возбудились-то. Уже из количества комментов видно, что пост задел за живое (отлично проиллюстрировали). Извините, сейчас комментарии закрываю. Ветки разрослись так, что их стало неудобно читать, а разговор пошёл по третьему или четвёртому кругу.

PPS: Да, умение читать совсем вышло из моды в Рунете. Почему-то все решили, что я сказала "Поппер дурак" - обвинили меня в "набросе" и устроили километровую экскрецию между сторонниками и противниками Поппера. Хотя в посте русским по белому критикуется не Поппер, а безграмотная дилетантская мода апеллировать к Попперу не по делу, например, в вопросах религии. Я писала о том, что "принцип фальсифицируемости" неприменим к утверждениям в области философии, религии и мифологии. Потому что они и не претендуют на верифицируемость научным методом.

Биолог читает Аристотеля

Долгожданный лонгий рид - моя рецензия на книгу Армана Мари Леруа «Лагуна».

ЗЫ: книга действительно очень странная, и это совсем не та интеграция естественных и гуманитарных наук, которой бы мне хотелось. Но для всех, кто интересуется историей идей, она бесценна, потому что демонстрирует, откуда растут ноги у естественнонаучных концепций. Тем более что "История животных" в советское время у нас не издавалась (я ошибочно считала, что она и не переводилась, но сейчас нагуглила, что рукопись перевода В. Карпова была обнаружена в архиве Института истории естествознания и техники РАН в 90-е и опубликована; текст доступен в сети). Для начального знакомства с идеями Аристотеля тем, кто не собирается продираться через несколько томов рассуждений о форме и материи, сухости и влажности и т.д., книга Леруа подходит отлично: он цитирует первоисточник, разбирает используемые Аристотелем термины и старается понять его логику, а не исказить её.

о "предвзятости"

В течение одной недели ухитрилась два раза напороться на обвинения в предвзятости. В первый раз я позволила себе критиковать конкретное частное высказывание Ричарда Докинза, и меня обвинили в "предубеждении" против Докинза. Во второй раз я возразила против претензии к Чехову, которая показалась мне глупой и антиисторичной, и меня тут же упрекнули в стремлении "любой ценой оправдать Чехова" и найти в его высказываниях что-то "возвышенное".
Абсурдность ситуации состоит в том, что Докинз мне как раз очень близок, а Чехов, наоборот, вызывает резкое неприятие на эмоциональном уровне (заранее прошу прощения у всех поклонников Чехова, я не могу рационально объяснить причин этого неприятия и не стану пытаться). Да и слово "возвышенное" не из моего лексикона (меня от него корёжит по личным причинам). И если меня что-то и интересует, то как раз объективность.
Для меня дискуссия - это не упражнение своих эмоциональных условных рефлексов, а попытка выяснить обоснованность суждений. Была бы очень признательна, если бы и мои читатели к этому стремились.

про мозг

Ездила сегодня в налоговую. Тётенька за стеклом говорит:
- Вот тут поставьте фамилию, инициалы и дату - 23 февраля 2019 года.
Я, слегка офигев:
- Февраля?!
Мы обе ржём. Я что-то шучу на тему того, что до праздника ещё долговато.
Хороший пример, по-моему, того, как работает мозг. Он пытается подсовывать нам готовые блоки. "23 февраля" готовый блок, тогда как "23 января" комбинируется из отдельных частей. Мыслить блоками экономичнее, потому что меньше усилий тратится на комбинирование. А эволюция в общем и целом диктует нам лень: зачем тратить больше энергии, если можно затратить меньше?
Пускаться в эссеистику о языке пропаганды не стану - всё давно написано.
ЗЫ: очепятка, которую я допустила в первоначальном посте - 2018 г. вместо 2019 - тоже показательна, но иллюстрирует немного другую закономерность (синдром января следующего года, т.е. механическую привычку и затруднения с переключением).

настоящий нейроинтерфейс

Быть сиамским близнецом, конечно, ужасно (в особенности с точки зрения интроверта, каковым являюсь я). Но, возможно, мы научимся делать то же самое через вай-фай.
(а что - то же самое? история сиамских близнецов Кристы и Татьяны из Канады тут)
Информация-то на самом деле потрясающая, и жаль, если её оставят без внимания философы - потому что на многие вопросы, которые тысячи лет были делом умозрительных спекуляций, Криста и Татьяна позволяют ответить эмпирически.
Итак, казус Кристы и Татьяны со всей определённостью подтверждает, что:
1) возможна прямая коммуникация между сознаниями, не опосредованная языком;
2) ни автономность сознания, ни автономность личности при этом не нарушаются - вплоть до того, что одна из сестёр любит кетчуп, а вторая не любит, хотя обе чувствуют его вкус, когда ест одна из них;
3) следовательно, сознание не ограничено границами черепа и набором забитых туда стимулов на реакции. (Прошу понять меня правильно: я материалистка, и для меня из этого не следует наличие метафизических субстанций. Для меня из этого следует только то, что значение пропаганды и промывки мозгов сильно преувеличено господами вроде Фуко, и у человека есть возможность сопротивляться - другое дело, хочет ли он сопротивляться. Пока Татьяна маленькая, её не заставишь полюбить кетчуп, который она не любит).
4) однако использовать эту картинку для подтверждения генетического детерминизма личности тоже трудновато.
А лично для меня это прекрасные новости. Мне всегда казалось нечестным, что существует какое-то "я", запертое в черепной коробке отдельно от других, которые "они". Знакомство с философией солипсизма в юности подействовало на меня навыворот: лишь усилило мои сомнения не в реальности окружающего мира, а в реальности себя: ведь моё "я" видно только "мне", и другие никак верифицировать его не могут. Я недоумевала, с чего столь умные и взрослые дяди допускали столь явную логическую ошибку (откуда, собственно, субъект знает, что он субъект?). Казус Татьяны и Кристы эмпирически подтверждает существование субъекта. Следующий вопрос, конечно, как объяснить его с научной точки зрения - но это уже следующий вопрос.

как испоганить перспективную тему исследования

Вчера наткнулась на этот шедевр:
Alexei Lalo, "Carnality and Eroticism in the History of Russian Literature: Toward a Genealogy of a Discourse of Silence"
Там всё прелестно. Начать с того, что автор затеял писать историю русского эротизма от Древней Руси до наших дней. Любимая мысль его такова: Русь-де унаследовала отношение к сексу от Византии, где с сексом было плохо по причине доминирования неоплатонизма, в отличие от западной культуры, основывавшейся на Аристотеле.
При этом его знания о Византии ограничиваются штампами публицистики позапрошлого века. Он не подозревает ни о существовании науки византинистики, ни о том, что было сделано в этой области в последние 40 лет - как и о самом факте существования в Византии богатейшей светской культуры (в том числе эротической). Ничего, что А. Алексидзе опубликовал монографию о византийском куртуазном романе ещё в 1979 г.? Окей, в Техасе её не достать, но ставшая классической работа В.М. Живова о том, почему византийская светская культура прошла мимо Руси, лежит в Интернете в открытом доступе. О разнообразии византийской иконописи и о том, что она весьма сильно отличалась от русской, аффтар тоже не подозревает.Collapse )
Резюме: сама по себе научная проблема вполне легитимна и заслуживает исследования, а не трёпа на околомережковские темы (притом, что у Лало этот трёп всё равно выходит хуже, чем у Мережковского - тот и материалом владел несомненно лучше, и реалии 19-го века знал изнутри).

дискуссия о происхождении языка

в журнале "Антропологический форум"

Рецензия Козинцева на книгу Бурлак довольно хамская, есть всё-таки способы более этично критиковать оппонента, но тем не менее информативная. Вообще всё вместе - пища для ума. И наконец я получила доходчивое объяснение, почему же всё-таки обезьяны не говорят (хотя бы на уровне полуторагодовалых младенцев). Оказывается, мы используем для вокализации скелетные мышцы, а обезьяны висцеральные. Висцеральные контролировать нельзя, они действуют чисто рефлекторно. Вот и вся недолга. А между прочим, это же естественнонаучное обоснование свободы воли!

про рациональное и иррациональное

Сразу два периодических издания отметились публикациями про "сон разума". В "Отечественных записках" - целая подборка. Которая, однако, производит грустноватое впечатление, потому что, несмотря на присутствие в ней некоторых замечательных людей, выстроена она таким образом, что всё равно сводится к апологии религии и к протаскиванию нехитрой мыслишки, что рациональное и светское равняется гедонизму и консюмеризму (а это две известные бяки).
Куда интереснее небольшая статья Ирины Якутенко в "Троицком варианте" - об эволюционных корнях иррационального поведения. Я сама нечто подобное писала у себя в блоге (в связи с происхождением поэтического мышления). То есть тогда я полагала, что подобную эволюционную природу имеет поэтическое мышление. Сейчас я несколько иного мнения, и вот почему.
Основная проблема в том, что у нас нет дефиниций "рационального" и "иррационального", эти понятия употребляются бездумно. Collapse )

девственность головного мозга

Хороший человек горячо попросил провести за него семинар по Бодлеру. Выбор программы оставался за мной. Я сделала семинар по эстетике Бодлера. Меня предупредили, что я должна точно указать, какие тексты студенты должны прочесть. Я указала. И они даже прочли... Но боже мой!
Самый большой затык у нас возник на обсуждении вопроса, почему для Бодлера религия - род поэтического воображения. Один из студентов выдал:
Бодлер всообще пытался бежать от реальности с помощью алкоголя и наркотиков.
Так-то оно так, но обсуждали мы на семинаре эссе "Салон 1859 г." и несколько стихотворений об искусстве. Лучшая иллюстрация того, что иногда даже по факту правильные высказывания могут быть чушью. Ведь дело не в том, что там употреблял Бодлер, а из каких соображений он это употреблял. Но современным студентам такие тонкости недоступны. Глючило Бодлера, типа, и всё.
Ставлю вопрос совсем по-тупому:
- Окей, а от какой именно реальности бежал Бодлер? (при этом демонстративно ощупываю ладонью стол)
Слово "материальный" вспомнили где-то с пятой попытки. Но когда потребовалось ответить на вопрос, куда хотел бежать Бодлер, оказалось, что антонима к слову "материальный" студенты не знают!
Звучали варианты "нереальный" и "ирреальный". Я даже, в конце концов, спросила, как называется та философия, которая не материализм. Я уж и Платона упомянула...
Вот тут случился полный затык. Потому что по нашей новой программе историю литературы теперь начинают с Нового времени, кажется, с 18-го века (и так уже несколько лет). А когда философию читают, вообще не знаю (но неважно, потому что нам про Платона рассказывали на литературе). И про античность у младших курсов вообще никакого представления нет. Они приходят слушать литературу 18-го и 19-го века, не зная ничего про античность. Дичь какая-то.
Но, в конце концов, Эйяфьятлайокудль с ней, с программой. Всё-таки понятия материализма и идеализма - школьный уровень, человек с 11 классами образования вроде бы должен это знать... Тоска, хоть я и материалистка.