Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

ыыыыыы

Тут недавно rayskiy_sergei жаловался на то, что исчезает навык чтения римских цифр. Какие там римские цифры! Сегодня в очередной раз столкнулась с неумением читать дробные номера домов.
Это какая-то клиника - ладно бы один раз, но это уже систематически на протяжении нескольких лет. Люди читают адрес "66/2" как "66, корпус 2". Диктуешь свой адрес какой-нибудь сервисной службе: "...дробь два", - а тебя с умным видом переспрашивают: "Корпус два?". Ладно бы ещё переспрашивали, а то при письменном заполнении документов приходится постоянно следить, чтобы слэш не переделали в "корп." Буквально недавно отловила этот ляп в договоре на хранение велосипеда. Хотя приёмщица держала в руках мой паспорт и списывала адрес с него! Они даже с паспорта списать не умеют.
Вот что это такое? Люди живут в городе и не знают, что такое дробные адреса домов на перекрёстках? Их что, только что вертолётом из сибирской тайги привезли, где улиц нет?
Вою волком. И жаль бедных курьеров, которые из-за этих умников могут искать несуществующий "корпус два".

UPD: меня поразило, для скольких людей дробные номера домов оказались непонятной экзотикой. Но в Москве-то они не экзотика, они существуют много десятилетий. И нет, 66/2 это не "66 корпус 2", а угловой дом на перекрёстке - 66 по одной улице и 2 по другой. Корпус - он и есть корпус, "к.".

суверенные русские языки

На днях с удивлением поняла, что самые обычные слова люди используют в совершенно разных смыслах. Например, когда я говорю, что я "интересуюсь" какой-то темой - я по умолчанию подразумеваю под этим, что я 5, 10, а то и 20 лет стараюсь прочесть по максимуму доступную мне литературу по этой теме. Если я просто прочитала одну книжку и три статьи об этом, мне в голову не придёт сказать, что я "интересуюсь". Для меня это - "справилась, заглянула".
А оказывается, для многих людей "интересуюсь" означает "я посмотрел в Википедии". И меня они понимают так же...

UPD: оказывается, нуждается в пояснении и то, что я не имела в виду "область профессиональных интересов". Речь идёт о тех областях, в которых я не получала специальной подготовки, не занимаюсь собственными исследованиями и не публикую статей. Просто я считаю важным для себя их знать.

и о книгах: Владимир Аренев, "Порох из драконьих костей"

Владимир Аренев, "Порох из драконьих костей"

Прочла по наводке Марии Галиной, и сразу скажу, что эта вещь заслуживает внимания.
Гибриды постапокалиптики и фэнтези со времён "Кыси" Т. Толстой сделались расхожим жанром, однако данный случай выделяется тем, что автору удалось создать оригинальный и убедительный мир. Честно говоря, у меня вызвало некоторую настороженность начало, где группа подростков отправляется выкапывать кости дракона - меня терзали опасения, что драконьи кости, судя по описанию их воздействия, в очередной раз окажутся радиоактивными артефактами, оставшимися от ядерной войны, которые одичавшими представителями новых поколений по невежеству принимаются за кости дракона... Опасения не оправдались. Драконьи кости - это действительно драконьи кости, а жители постапокалиптического мира, придуманного Ареневым, вовсе не ковыряют лаптем в носу и не рассказывают туманные байки о "прежних" временах: они современные люди, в их мире есть Интернет и мобильники, гибели технологической цивилизации и разрыва преемственности не произошло. Отказ от этого допущения делает ненужной лубочную стилизацию и позволяет изобразить героев психологически достоверно.
Что составляет особое достоинство романа. Отдельный низкий поклон автору за абсолютно убедительное изображение главной героини - девочки. В прозе, написанной мужчинами, это, вообще говоря, большая редкость. Отношения героини с отцом, мачехой, одноклассниками выписаны превосходно.
Вся интрига вокруг драконьих костей, которые оказываются большой ценностью и поразительно многофункциональны (их можно применять и как оружие, и как наркотик, и как средство от тараканов), напоминает о "Пикнике на обочине" Стругацких. Однако сходный сюжет - отчаянные люди добывают и продают некие чудесные ресурсы, которые одновременно с тем несут опасность - у Аренева получает совсем иную трактовку. Если у Стругацких инопланетяне, намусорившие на планете Земля, более или менее равнодушны к человечеству, и беда только в том, что люди не понимают назначения оставленных ими предметов, то у Аренева прозрачно намекается на то, что зло, воплощённое в драконьих костях, имеет чисто земную и чисто человеческую природу: сталкеры трансформируются в персонажей пьесы Шварца "Дракон" несколько десятилетий или столетий спустя. Потому что драконья метафора у Аренева, конечно, шварцевская в своей основе.
У этого умного и тонкого романа я вижу один средний недостаток и три мелких. Средний состоит в чересчур явном замахе на сериальность - роману недостаёт самодостаточности, слишком многое по ходу дела остаётся непрояснённым с очевидным расчётом прояснить тайны в сиквеле, тогда как в по-настоящему хорошем сериале каждая часть должна читаться самостоятельно ("Последний из могикан" превосходно обходится без "Зверобоя" и "Следопыта").
Мелкие же сами по себе несущественны, но могут помешать роману найти свою целевую аудиторию.
1) Название. Оно невыразительно: роман с таким заглавием рискует затеряться среди тонн сетевого фэнтези пятого сорта. К тому же и в тексте само производство пороха из драконьих костей не фигурирует.
2) Имя главной героини - Марта. Возможно, у меня профдеформация, но так зовут героинь современной графоманской фантастики (как раз недавно вычитывала тексты для конкурса, там почему-то каждую вторую героиню звали Мартой, кроме тех, которых звали Алисами). Я не вижу глубоких внутренних причин, по которым героиню должны звать именно Мартой (не евангельские же мотивы), и мне кажется, имя должно быть более обдуманным. При том, что сама героиня, как я уже писала, автору удалась несомненно.
3) Некоторый, на мой вкус, перебор с прямолинейными аллюзиями на сказки Гофмана, которые придают ненужный аромат фанфика. Я понимаю, что текст рассчитан на молодёжную аудиторию, но ведь и молодёжь бывает с разными запросами, и текст всё равно будут читать люди старше 20. Мне кажется, в таких моментах, как ветеран Второй и Третьей крысиных войн, герой, лично спасший Нусскнакера-младшего, несколько нарушено чувство меры. Уж либо стоило писать откровенный пастиш по мотивам Гофмана, не с "Нусскнакером", а с Дроссельмейером-младшим, который страдает посттравматическим синдромом, пьёт шнапс и палит из пистолета по марципановым башням - либо сделать аллюзии более изящными, ну хотя бы вместо "крысиных войн" поставить "ратонские" и т.д. Поскольку мне такие вещи кажутся нарушающими стилистическое единство.
Если я уделила столько внимания мелочам, вызывающим у меня досаду, то это лишь потому, что роман хорош. И хотелось бы пожелать автору дальнейших успехов. (Продолжение уже вышло, но я пока его не читала).

хищные мыши века

Чёрт подери, вот так пишешь научно-фантастический роман и не успеваешь дописать, как идея перестаёт быть фантастикой.

Мыши-оборотни

Если вкратце, при стимуляции определённых древних участков мозга у мышки включается хищное поведение. Интересно, что жрать друг друга при этом мыши не начинают - они только атакуют объекты меньше себя. Но ведут себя как классические охотники, хотя последние миллионы лет мыши в естественных условиях, можно сказать, не охотятся вовсе.
По ссылке там есть исходник с видео, но сейчас он у меня почему-то не открылся.

попаданцы среди нас

Превратности судьбы время от времени сталкивают меня с графоманской фантастикой. Так вот, я начинаю подозревать, что её пишут попаданцы из 50-х.
Во-первых, у них непременно на звездолёте "панель управления мигает огоньками" (это пишется в эпоху планшетов и голосовых помощников, Карл! я уж молчу про разработки в области нейроинтерфейса), во-вторых, герои всё время давят окурки каблуком. Не, ну я понимаю, что ЗОЖ мог и не стать обязательным в будущем, но уже сейчас в Москве чаще пахнет электронными вейпорами, чем сигаретным дымом. А некоторые ещё и шлёпают печать на бумаги (разумеется, в наше время существуют тупые чиновники, сопротивляющиеся введению электронных подписей, но неужели в будущем о такой вещи не знают вообще?).
Короче говоря, от нас что-то скрывают :-) наверняка где-то существует машина времени, забрасывающая к нам графоманов из середины прошлого века. Пока не знаю, чей это заговор :-)

всё, о чём вы стеснялись спросить

Предметы постыдного любопытства:

Самые страшные эпизоды мировой литературы (рейтинг Олега Лекманова, не мой, я бы у Гоголя и Лавкрафта выбрала другое, но этот дело вкуса).

De modo cacandi, или Как древние римляне справляли физические нужды (спойлер: это пожутче Лавкрафта)

кажется, пора объясниться

Давайте расставим все точки над i.
1) Я пишу только о тех книгах, которые я читаю. Писать о том, чего я не читаю, было бы странно.
2) Заранее прошу меня извинить, но я не читаю фэнтези. И потому совершенно не в курсе, какие там существуют типичные герои и какие штампы для девочек и для мальчиков.
Пожалуйста, не надо "Вы просто хорошего фэнтези не читали". Меня пытались приобщить к фэнтези, в том числе к такому, которое считается "хорошим", на протяжении 25 лет. Этой зимой, когда я, лёжа с гриппом, от безысходности давилась "Волшебником Земноморья" (из всего цикла я нашла более-менее читабельными лишь "Техану" и пару смежных), я окончательно убедилась, что это не моё. (Я могу аргументировать, что именно мне не нравится, но у меня уже был горький опыт - поклонники тех или иных авторов не способны к аргументированной дискуссии, причём даже люди с филологическим образованием, как правило, не могут предложить ничего, кроме эмоциональных выпадов, что я, дескать, не понимаю глубокой философии и крутого литературного мастерства автора - в чём именно заключаются глубина философии и крутизна литературного мастерства, объяснить они не могут).
3) Я его не только не читаю, но и не пишу. Я настаиваю, что "Страшная Эдда" - не фэнтези, а модернистский роман по мотивам мифологии (фэнтези придумывает альтернативные миры, а я пыталась воссоздать представления древних язычников о вечности, придумывая как можно меньше от себя - мне была интересна именно эта задача). Собственно говоря, появившиеся в печати разносы моей повести и исходили от тех, кто почему-то вообразил, что это фэнтези, и пытался судить текст по законам жанра фэнтези (критики обвиняли меня в неумении строить сюжет и на полном серьёзе возмущались, чего это вдруг рассказ обрывается и появляется какой-то аспирант Олег Мартышкин, который, дескать, мешает им узнать, что было дальше - хотя этому почтенному литературному приёму сто лет в обед).
4) Некоторые почему-то думают, что любая книга, где есть слово "меч" - фэнтези. А вот нет. "Трудно быть богом" Стругацких - не фэнтези, а социальная фантастика. "Чакра Кентавра" Ольги Ларионовой - не фэнтези, а самая что ни на есть твёрдая НФ с очень интересной научно-фантастической идеей (хоть от исполнения я не в восторге, много бессмысленной кровавой сентиментальности). Фэнтези, по моим критериям для внутреннего пользования, это изобретение авторских вымышленных миров, альтернативных нашему (альтернативных, а не параллельных и не инопланетных) и подчиняющихся законам магии. Этот род литературы мне неинтересен. Просто потому, что он не даёт мне пищи для ума. Псевдоглубоких философских сентенций о Борьбе Добра со Злом я могу и сама понаписать, не вставая с дивана. Мне непонятно, почему ради этих сентенций меня заставляют продираться сквозь поединки магов и квесты к драконам. Это и у позднего Саймака-то невыносимо, не то что у прочих.
В общем, заранее прошу прощения, но это не моё. И вести беседы о фэнтези я морально не готова - обсуждать то, что я знаю поверхностно, я не могу, а погружаться в тему ради "типа о книжках умно поговорить" - нет желания. После многих лет учёбы, а затем преподавания литературы, хочется наконец позволить себе роскошь читать и обсуждать то, что мне и правда интересно.

как сломать мозг над текстом ("Сага о людях из Озёрной долины")

Вот шо это значит?

Jökull skar karlshöfuð á súluendanum og reist á rúnar með öllum þeim formála sem fyrr var sagður. Síðan drap Jökull meri eina og opnuðu hana hjá brjóstinu og færðu á súluna og létu horfa heim á Borg, fóru síðan heimleiðis og voru að Faxa-Brands um nóttina, voru nú kátir mjög um kveldið. пруф

Как хотите, я крутила-крутила и не могла придумать иного прочтения, кроме того, что Йокулль вырезал на шесте человеческую голову и руны, а затем почему-то зарезал лошадь и воткнул этот шест в её грудную клетку.
Специально облазила англоязычную литературу на эту тему - может, я тупая и недостаточно хорошо древнеисландский текст поняла. Английские переводчики понимают текст так же, как я, только они считают, что всю лошадь взгромоздили на кол:

Iökull cut a man's head onto the end of the pole and carved runes with the entire formula that was stated before. Then Jökull killed a mare and they opened up her breast and put it onto the pole and had it turned towards Borg. <...> пруф

Как бы то ни было, выходит какой-то бред. И похоже, бредовость действий никого не смущает, видимо, считается, что магические действия - они же по определению странные и иррациональные. Но, во-первых, у ритуала должна быть осмысленная схема. Существует этнография, в конце концов. В "Саге об Эгиле" всё ясно и понятно - и действия, и смысл ритуала:

Эгиль взял лошадиный череп и насадил его на жердь. Потом он произнес заклятье, говоря:
— Я воздвигаю здесь эту жердь и посылаю проклятие конунгу Эйрику и его жене Гуннхильд, — он повернул лошадиный череп в сторону материка. — Я посылаю проклятие духам, которые населяют эту страну, чтобы они все блуждали без дороги и не нашли себе покоя, пока они не изгонят конунга Эйрика и Гуннхильд из Норвегии.
Потом он всадил жердь в расщелину скалы и оставил ее там. Он повернул лошадиный череп в сторону материка, а на жерди вырезал рунами сказанное им заклятье.


Заметим, действия Эгиля правдоподобны и этнографически, и технически, в отличие от странных манипуляций Йокулля (чей портрет был вырезан на шесте? на каком его конце? как он связан с лошадью, и как целую лошадь водрузили на шест - или всё-таки она служила постаментом? кого из них повернули в нужную сторону?).
Как хотите, а мне кажется, что мы имеем дело с классическим "слышал звон, да не знает, где он". В распоряжении автора саги были, видимо, какие-то путаные сведения, в которых фигурировали "голова", "шест", "лошадь" и "вырезать". Или же постарался переписчик, копировавший текст с повреждённого списка, который решил додумать недостающие подробности.
Симптоматично и то, что автор "Саги об Эгиле" ещё понимал суть вредоносной магии, а для автора "Озёрной долины" "проклятие" - это скорее "поношение, издевательство" (нормальная эволюция значения слова и в русском, и в английском).
Кстати, убивает то, что известные мне исследования по теме нида практически оставляют без внимания тему вредоносной магии и рассматривают нид в основном в контексте оскорбления и неприличия - как будто семантика не менялась. Хотя практика вредоносной магии полностью не исчезала и в Новое время, и даже в просвещённых европейских странах. Вот у кельтологов, у тех это целое направление исследований, детально разработанное. Не хотят признать, что викинги баловались наведением порчи на врагов? Из того, что в сагах встречаются негативные отзывы о колдовстве, не следует, что им не занимались. Не будем забывать, что саги составлялись христианами к тому же и что они могли вкладывать в уста героям те идеи, которые сами считали правильными (не считая при этом, что они искажают реальность). В конце концов, невозможно никуда деть Эгиля, который явно и несомненно совершает акт наведения порчи, притом сочувствовать предполагается Эгилю, а не потерпевшему.

каминг аут (в смысле аут)

У меня расстройство аутического спектра.
Многие мне не верят, считают, что я кокетничаю или хочу придать себе значимости. Люди просто не представляют себе, что у меня могут быть проблемы, раз я выучилась говорить вовремя, а читать в три года. А я, в свою очередь, не представляла себе до недавнего времени, что у людей может совсем не вызывать затруднений то, что причиняет мне чудовищный дискомфорт. Я много лет занималась самоедством и считала себя слабовольной тряпкой - у других же получается. И вдруг я поняла, что другие люди вовсе не герои, отчаянно преодолевающие трудности - для них этих трудностей просто не существует! Для них не трудно позвонить по телефону в фирму, сесть на незнакомый маршрут автобуса, смотреть в глаза собеседнику, переносить шум бытовой техники и свет ртутных ламп. Для них нетрудно распознавать лица. Им не нужно планировать последовательность элементарных действий по стирке носков или сборке пылесоса, потому что они делают это на автопилоте и в 90% случаев не могут зависнуть посреди квартиры, забыв, что собирались делать.
Конечно, к чему-то я привыкаю. Сейчас я могу ездить на метро, хотя до 10 лет я просто каменела и зажимала руками уши, оказавшись на платформе. Сейчас я могу путешествовать одна, хотя в 14 лет для меня был проблемой поход в магазин (как назло, в середине 90-х временно куда-то пропал формат самообслуживания). Но я не стала от этого чувствовать себя хорошо в шумной компании! Я не перестала испытывать дискомфорт, когда мне зырят в глаза и лалакают в уши. Преподавание сыграло важную роль в моей социализации, но очное общение с людьми не стало для меня лёгким - для меня это каторжный труд. Кроме шуток: с 13 лет я страдаю мышечными спазмами, и когда я стала вести лекции и семинары, у меня нередко после них болело всё тело. У меня ничего не болит после того, как я отмахиваю пять километров по еловому бурелому с пятикилограммовой корзиной грибов.
Радость, когда этот каторжный труд оправдывается содержательной беседой, ценной для меня. Пытка, когда человек рядом трындит ни о чём, монотонно посылая мессидж: "ну я хаааачу ааабщаться! ну обрати на меня внимание!". Это реально плохо, физически плохо.
А ещё мне больно надевать и снимать трикотажные вещи с лайкрой, а женскую одежду без лайкры купить стало нереально сложно.
Диагноз мне был поставлен только в 24 года. Почему аутизм у женщин реже замечают и диагностируют? Подборка материалов по теме В России, имхо, в игру вступают также социальные стереотипы - если девочка из семьи нестоличных интеллигентов сидит в уголке с книжкой и зажато ведёт себя на публике, то так и должно быть, она же "интеллигентная" и "скромная". Трудности в общении и избегание шумных компаний интерпретируются как "скромность" - патриархальный идеал. Не сразу поняла, почему в моей юности ко мне так и липли всякие ультраконсервативные мракобесы - сейчас понимаю, что они принимали меня за "свою" (думали, что раз у меня некрашеные волосы, я шугаюсь людей и в 20 лет ещё не целовалась, то я разделяю их идейные взгляды).
Маленькая радость: я нашла группу поддержки, работающую почти в шаговой доступности. Было стрёмно туда идти впервые, потому что я перебывала в разных "творческих" и "психологических" кружках, которые обычно оказывались сектами убогих. Но я очутилась в кругу людей в основном моего уровня, похожих на меня и понимающих меня с полуслова. Без всякого великовозрастного гуру, который "знает как надо" - люди организовались сами. Это было ощущением чуда. Жаль, что собираются только раз в две недели, а то и реже.

отсутствие культуры дискуссии

Простите, накипело. Давно собиралась высказаться на эту тему.
В России отсутствует культура дискуссии. Сейчас дырку на этом месте модно прикрывать "специфическим этикетом интернет-общения" (бггг), но эта дырка существовала задолго до Интернета.
Я впервые столкнулась с этой проблемой в середине нулевых, когда писала диссертацию (в соцсетях я тогда ещё не писала, не говоря уже о моих преподах). Я считала, что в научном исследовании нормальной практикой является дискуссия - например, "такой-то автор не учёл того, что..." или "у такого-то фактическая ошибка". Меня грубо обломали. Мэтров критиковать было нельзя, потому что "кто я такая, чтобы критиковать мэтров" - даже если у этих мэтров прямые фактические ляпы. Помню, один мэтр ухитрился написать - "в Телемском аббатстве, отгороженном стенами от остального мира". Это при том, что у Рабле обсуждение проекта Телемского аббатства начинается именно с того, что оно НЕ будет отгорожено стенами!
Хорошо, сказала я, а с менее крутыми авторами, вот, например, с Пупкиным, я могу поспорить? Мне ответили: "а кто такой Пупкин, чтобы с ним спорить?". В общем, выходило, что наука не место для дискуссий. С тех пор мне регулярно приходилось слышать: "А зачем вообще критиковать? Ты своё что-нибудь предложи!". Когда же я предлагала своё, в ответ раздавалось: "Да ведь Бахтин уже всё написал". То, что Бахтин "всё" написал 50 лет назад и в условиях железного занавеса, не имея доступа к литературе по вопросу, значения кагбэ не имело.
Вообще в отношении дискуссии у моих соотечественников бытуют какие-то странные представления.
Миф 1. "Главная цель любого спора - унасекомить оппонента" Поэтому любое несогласие воспринимается как агрессия и наезд на себя, любимого. Это присутствует не только в науке, но и в быту. Ещё более обидным считается признавать свою неправоту - это воспринимается как "позволить себя опустить ниже плинтуса". Даже поставить под вопрос основания своего мнения - и то неприлично. Много раз сталкивалась с тем, как умные и уважаемые мною люди, когда я просто элементарно пыталась докопаться до оснований, почему они считают так, и просила привести рациональный довод, а не просто "это же очевидно", эмоционально взрывались и обвиняли меня в недоброжелательности лично к ним.
Заметьте, я не лезу в дискуссии, в теме которых признаю свою некомпетентность. Я ни за что не стану дискутировать, например, по библеистике (потому что не знаю иврита), по физике (потому что со школы её благополучно забыла на 90%), да даже и по античной литературе, потому что у меня small Latin and less Greek. Зато ко мне в журнал постоянно ломятся всезнайки, обожающие поспорить обо всём на свете.
Миф 2. "Спор - это такое спортивное удовольствие вроде фехтования". Регулярно напарываюсь на граждан, которые по любому поводу объявляют: "А вот я не согласен!" - и отделаться от них решительно невозможно (в 90-е годы их в оффлайне было предостаточно). Им неинтересно, как обстоит на самом деле и можно ли выяснить, как. Им неинтересно давать мне новую информацию, потому что они не располагают новой информацией. Им неинтересно получать от меня новую информацию. Им интересно только бодаться до изнеможения, как оленям в брачный сезон. Покажи им котика, они и про котика скажут, что лично их это не убеждает, что это не котик, а фотошоп или хитромудрый робот, замаскированный под котика.
Миф 3. "Человек спорит для того, чтобы показать, какой он типа умный" Вот этот таракан, сидящий в головах многих моих соотечественников, реально назойливый и доставучий. Во-первых, какой-то дикий комплекс неполноценности, иначе я это не могу назвать - боятся показаться глупыми, стараются изо всех сил умничать и других людей априори подозревают в том же. Впрочем, Василий Шукшин ещё в стародавние времена описал сей феномен в рассказе "Срезал".

Простая идея, что люди дискутируют потому, что им интересно обмениваться информацией, расширять свой кругозор и искать более ясные формулировки вопросов - доступна у нас меньшинству.
Пишу я для этого меньшинства, если что.