Category: политика

Джонатан Литтелл, прости господи

В своё время не стала писать рецензию на Литтелла, потому что у меня правило - писать только о тех книгах, которые я осилила, а Литтелла я осилить решительно не смогла, я пас.
Теперь Литтелл негодует, что из его священного 700-страничного опуса в русском переводе выбросили 20 страниц (по версии издательства - всего две страницы).
Даже не знаю, что гаже - роман Литтелла или издатель, который в ходе выясняшек с Литтеллом докатился до стилистики политического доноса (В чём его интерес, чтобы говорить, что первое издание было искажённым и это не его произведение? Я думаю, это какие-то его психологические травмы, моя версия – это связано с тем, что он очень критично относится к российскому политическому и культурному контексту и отождествляет с ним всех людей, которые в России что-то производят, кроме небольшой группы открытых противников путинской власти). То есть это теперь универсальный аргумент в любой дискуссии? Как удобно: портному предъявляют претензии за то, что он криво штаны подшил, а он в ответ - "да вы просто Россию не любите".

Весь сыр-бор - собственно, вот (осторожно! приводятся цитаты из текста Литтелла; строго 18+, не для нервных и не для консервативных; если всё же кликнули, то прошу без истерик)

Ну что я могу сказать? Дорогие писатели, во-первых, научитесь писать в объёме 300 страниц, а не 700, тогда и тёрок из-за сокращений не будет. Во-вторых, поймите уже, что кровища, кишки и члены - это впечатляло лет 50 назад, а сейчас вызывает только зевоту и в лучшем случае желание отплеваться (а в худшем - хохот; извините, я не могу не ржать при описании того, как главный герой бегает по лесу голышом и засовывает себе ветку в задницу). В-третьих, если можете не писать о второй мировой войне и нацистах - умоляю, не пишите. Использовать этот антураж для придания респектабельности своим психоаналитическим фантазиям - и старо, и дурновкусие. Потому что, извиняюсь, при чтении подобных опусов кажется, что автора в детстве сильно стукнули по голове подшивкой порножурналов 70-х.

Резюмирую: растянутая на 700 страниц комбинация "кровища + трах + нацисты" создаёт у меня стойкое впечатление, что писателю просто нечего сказать и что он намешал компонентов, которые, с его точки зрения, должны привлекать публику. Ну, определённую часть публики, наверное, привлекает. Которой самоидентификация "я не быдло и поэтому читаю про вывороченные кишки и ветку в заднице" важнее, чем постановка вопроса, а что, собственного, нового это даёт читателю и как расширяет его горизонты сознания.

ЗЫ: а лучше посмотреть фильм "Конформист" Бертолуччи 1970 г. Хоть это и другой вид искусства. Но у Бертолуччи аналогичная история с аналогичным персонажем получилась, а у Литтелла - нет.

вишенка на торте для Марии Галиной

Наконец сформулировала, о чём же - для меня - роман "Автохтоны". Это роман о невозможности выстроить какие-либо отношения в эпоху постправды - ни личные, не социальные, не исторические. Потому что в основе любых отношений всё-таки лежит постулат доверия. Герой проваливается сквозь бумажные слои разных версий в эту постправду, как в чёрную дыру. И снова хочется сравнить с "Волхвом": если у Фаулза полвека назад испытания героя мороком постмодерниских иллюзий вели к расставанию с шаблонами мышления и к обретению себя, то "Автохтоны" - об исчерпанности этой стратегии: "себя" за снятыми слоями может не оказаться, может оказаться какой-нибудь монстр с пёсьей головой (эти опасения герой высказывает прямо).
Роман Фаулза так или иначе заканчивается шагом в новую жизнь - независимо от того, останется ли герой с Алисон или нет. Роман Галиной заканчивается признанием поражения. Это взгляд на постмодернизм с дистанции в 50 лет, после фильма "Хвост виляет собакой" и вполне реальных исторических событий, которые по бредовости переплюнут и этот фильм.
Сильная сторона романа в том, что, в отличие от большинства современных авторов, Галина удержалась от искушения насовать туда фигур из Большой Истории и Большой Политики и приправить всё это "актуальными аллюзиями". Даже байкеры-волки оказываются обманкой - они не имеют никакого отношения к известной медийной тусовке и её политическим наклонностям.