Category: отзывы

Category was added automatically. Read all entries about "отзывы".

повеселиться

Из рецензии на исторический роман о Пьере Гавестоне:
I also groaned out loud on page 2 when Edward II is addressed as 'Nedikins' - А ещё я взвыла на 2-й странице, где Эдуарда II называют Эдичкой.
Невольно возникает вопрос: а Гавестон в этом романе, случайно, не негр?

А вообще это ж потрясающая идея для альтернативки в жанре "роман Владимира Сорокина". Под заглавием - "Эдичка и Эдичка". Писатель Эдуард Мандаринов случайно попадает на машине времени в Англию 14-го века, в год этак 1320-й. (Ну, типа янки из Коннектикута). Там он знакомится с Эдуардом II и мгновенно становится его фаворитом (следует серия откровенных сцен для взрослых). После чего подданные с изумлением наблюдают, что вытворяет король под влиянием Мандаринова, который решил давать ему советы по пиару. Эдуард II разъезжает верхом голый по пояс, погружается в бочке на дно озера и летает на планёре с журавлями. От этого Хью Диспенсер (задвинутый в тень новым фаворитом) фигеет настолько, что переходит на сторону Изабеллы и устраивает заговор совместно с ней.
Дальше всё канонически, Эдуард II свергнут, вот только исполнители по ошибке вставляют раскалённую кочергу не тому Эдуарду, то есть Мандаринову. Напуганному вусмерть королю удаётся бежать во Францию, где он мирится с женой, и они живут долго и счастливо, занимаясь пчеловодством. Втроём с Диспенсером.

про оперу, понимаете ли

Вчера я побывала в опере. Первый раз в жизни. Дело было так: родители собрались в оперу и спросили, не хочу ли я с ними. Я подумала и решила просветиться. Давали "Травиату" в Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко.
К моему удивлению, мне понравилось. Несмотря на то, что по части музыки мне наступила на ухо сразу вся "Единая Россия" и что у меня было жуткое предубеждение к жанру оперы - мне всё это казалось сплошным кривлянием (из тех отрывков, что я видела по телевизору и в сети), а газетные рецензии на осовремененные постановки только наводили тоску.
Короче говоря, ничуть не вампука, а вполне интересное действо. Ничего лишнего, все режиссёрские находки к месту: во время исполнения застольной песни вверх подбрасывают туфельку Флоры; Виолетта исполняет свою сольную партию - недоверия к открывшейся ей возможности счастья - перед зеркалом; умирая, она жжёт в миске письма и пытается согреть руки над пламенем; услышав весть о появлении Альфреда, служанка поспешно красит умирающей госпоже губы - и т.д.
Правда, не для высоконравственных особ - во втором акте показывают стриптиз.

ЗЫ: на самом деле я была в опере не первый раз, а второй. Первый был в 1989 г. Это был детский театр Натальи Сац, и там шла какая-то опера про чукчей. С весьма натуралистическими декорациями и реквизитом (по сцене таскали чучело нерпы).

Хельсинки, слёт текстологов: послевкусие

Ну что я могу сказать? На конференции была очень приятная и доброжелательная атмосфера, милейшие люди. Я явно пользовалась популярностью, и похоже, что все были в восторге от того, что кто-то приехал из России. С другой стороны, как раз именно это и вызывало у меня чувство острой неловкости. Потому что несколько раз приходилось отвечать на вопрос: "есть ли в России текстология?". И тут я, право, не знала, за кого стыдиться - за европейцев, которые не в курсе существования российской текстологии, или за наших текстологов, ни один из которых не приехал на конференцию. Ибо Россию де-факто представляла я одна (вторая русскоязычная участница работает в Финляндии, и она тоже, как и я, не текстолог).
Отсутствие академического контакта - не только между разными странами, но и между разными дисциплинами - создавало самые большие трудности. Я выступала со своими наблюдениями над употреблением лексики в древнеанглийских и скандинавских памятниках, и опять столкнулась с тем, чего опасалась: 1) в германистике доминируют представители сравнительно-исторического языкознания; 2) они считают, что сравнительно-историческое языкознание - это единственный существующий вид лингвистики. Прошу понять меня правильно, я не имею ничего против СИЯ (наоборот, это одна из немногих областей лингвистики, обладающих прогностической силой). Важно только понимать, что у неё свои методологические ограничения.
С примером такого непонимания компетенций разных дисциплин я столкнулась после своего доклада. Руководитель секции спросил меня, почему я цитирую слово úlfhéðnar во множественном числе, а не в словарной форме. Я объяснила, что это сделано намеренно, так как это слово везде фигурирует только во множественном числе, а в единственном числе - только в качестве личного имени (Ульвхедин), вне всякой связи с úlfhéðnar как коллективным персонажем. Руководитель удивлённо заметил: "Но ведь из множественного числа грамматически восстанавливается единственное!".
Между тем для моей задачи как раз имели значение реальные грамматические формы в реальных текстах, а не словарные. Потому что я рассматривала вопрос, является ли, как предполагал фон Зее ещё в 1961 г., легенда о берсерках Харальда Прекрасноволосого продуктом толкования одного и того же стихотворения. (Как оказалось, слово úlfhéðnar не встречается вне этого сюжета, и действительно, оно фигурирует только во множественном числе).
По моему опыту, сравнительным языковедам и германистам в особенности чрезвычайно трудно объяснить разницу между la langue и la parole. Они, условно говоря, не видят разницы между "тарелкой" и "тарелиной" (в реальности вторая форма встречается только у Маяковского, хотя язык её не запрещает).

время смотреть балет

Иржи Килиан в театре Станиславского

"Война и мир" Толстого в школе подарили мне немалое утешение - оказывается, я не одна такая дегенеративная личность, которая не в восторге от балета. Ощущения Наташи Ростовой в точности совпадали с моими.
Предубеждение против балета сохранялось у меня вплоть до последних двух лет. Я была твёрдо уверена, что балет бывает только двух видов - "типа Лебединое озеро" и "типа Морис Бежар". Ни то, ни другое энтузиазма не вызывало.
Недавно моё предубеждение против балета получило два колоссальных удара кувалдами. Одну кувалду зовут Начо Дуато, вторую - Иржи Килиан. Оказывается, современный балет может быть красивым, а техничность танца - не скучной. Оказывается, в современном балете можно танцевать, а не выламываться всем корпусом, таскать по сцене табуретки и поливать друг друга водой из тазиков. Collapse )

Владислав Крапивин

Лежала простуженная, читала Крапивина (ещё не читанный мною "Белый шарик матроса Вильсона" из цикла о Великом Кристалле), и у меня в голове окончательно сложилось то, что я давно подозревала. А именно - что Крапивин единственный настоящий русский неоплатоник. Причём, как показывает "Белый шарик", неоплатоник абсолютно осознанный, хотя, возможно, он и не сразу пришёл к осознанию этого. Раз уж прямым текстом зашла речь о звёздах! Конечно, скорее всего, тут не обошлось без влияния Экзюпери, но до смысла "Маленького принца" Крапивин додумался явно самостоятельно. Потому что у Экзюпери всё-таки - притча, метафора. А у Крапивина - не метафора, у него тщательно сконструированная и продуманная модель мира (гораздо более продуманная, чем у Джордано Бруно!).
Что вообще-то говоря, феноменально, потому что неоплатонизм, как и вся классическая основа европейской философии, русской культурой совершенно не освоен, пропущен мимо ушей. (Вот почему смешно наше так называемое западничество - а оно действительно смешно, тут почвенники справедливы, - потому что оно есть карго-культ). Впрочем, про специфику русского отношения к философии - отдельная тема, про это я ещё как-нибудь напишу.
Заметим - лично я от неоплатонизма (как идеологии) далеко не в восторге, тут я на стороне Поппера. Но я в восторге от людей, которые его понимают и способны пользоваться его языком.