Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

детективное

Повелась на рекламу детективов, прикупила. Сейчас - Андрес Грубер "Смертный приговор" и Бернард Миньер "Круг". Ну что я могу сказать? Во-первых, как я и предполагала, континенталы, а особенно австрийцы, детективов писать не умеют (французы - на троечку, Мегрэ мне был невыносимо скучен ещё в детстве). Хороший детектив не должен быть про маньяков, ибо маньяк - дешёвое оправдание для любой несусветицы.
Во-вторых, когда два романа, написанные в разных странах разными авторами, начинаются одинаково (рассказ с точки зрения похищенной девушки, которую держали голой в грязном подвале и которая пытается в таком виде оттуда сбежать), это уже как-то чересчур. У них какая-то методичка, что ли, как писать детективы?
В-третьих, то, что реально интересно - это особенности быта, нравов и социальных отношений разных стран в 21-м веке. Такое впечатление, что в детективщики последние лет 50 идут несостоявшиеся реалисты - нет спроса на реализм, вот они и приправляют своё знание быта и (часто блестящий) социальный анализ жанровостью. Людей можно только пожалеть, хотя всё понятно: если бы они писали только об отношениях в семье и на работе, их бы читало в десять раз меньше публики и кушать им было бы не на что.
Хотя вот у англичан отлично получается совмещать и детективный сюжет, и реалистическое мастерство, и социальную сатиру. Та же Ренделл пишет так, что не оторваться - это уже какой-то совсем другой уровень, не жанровой литературы.
В общем, из двоих лучше Миньера, если хотите сэкономить время, а не убить.

тематическое

Не буду в этот раз писать лонгриды в честь 8 марта, просто напомню, что я автор небольшой повести в жанре гендерной фантастики, под названием "Странная любовь доктора Арнесона". История начинается в Лондоне 1920-х гг., где полицейский инспектор расследует исчезновение девушки по имени Каролина Крейн. Однако по мере расследования выясняется, что Каролина - не та, кем казалась. Более того, многие люди - не то, чем кажутся другим и самим себе.
Повестушка слишком коротка, чтобы отдавать её в издательство, я сразу издала её в электронном виде, поэтому она прошла почти незамеченной. Вот единственная рецензия (с приложением отрывка из повести):

Странный роман филолога Елифёровой (мда, немного надоедает, что моё имя без эпитета "филолог" не произносят, но рецензия хорошая).

Полный текст повести на Литресе (чашки кофе с тех пор подорожали, а книга - нет).

Осторожно, роман содержит много шуток в стиле либертинажа! Категорически не для детей и не для высоконравственных особ. Лично мне кажется, что мне больше всего удалась сцена, где Литтон Стрейчи харрассит инспектора (я написала её до того, как посмотрела байопик о Стрейчи, и удивилась, насколько мой образ Стрейчи совпал с тем, как его видят сами англичане). Но я надеюсь, что если к концу прочтения читатель, тихо икая, сползёт под стул - это будет для меня лучшей наградой.
P.S. Ну и специально для вредных людей, которые везде ищут автобиографизм - у меня действительно в этой повести есть камео. Я там появляюсь в образе фотографа Дафны, персонажа эпизодического.

бассейнокритики псто

Вчера ходила купаться в Лужники. Раньше я бывала в "Ква-ква парке", но туда можно попасть только на машине с родителями, а сама я не вожу. Итак, эпический батл аквапарков - Лужники против Ква-ква.

1. Местоположение. Лужники однозначно выигрывают - легко и просто добраться общественным транспортом. Похоже, это единственная альтернатива в Москве для тех, кто не за рулём.

2. В целом Лужники просторнее и чище, чем Ква-ква. Но невозможно дурная организация пространства. Почти буквальная реализация анекдота "баня, через дорогу раздевалка". Я имею в виду, что от душевой человек в мокрых трусах вынужден шлёпать, теряя тапки, через несколько лестничных пролётов до раздевалки со шкафчиками. То же самое с горками и с рыбным пилингом. Хуже всего, что пока блуждаешь по лестницам, оплаченное время идёт. Итак, по организации пространства безусловно пятёрку - Ква-ква. Там всё удобно сделано, и оформление более стильное.

3. Персоналу в Лужниках - пять. Много людей, все очень внимательные.

4. Еда (я про бассейный бар, а не про рестораны, они пафосные) точно лучше, чем в Ква-ква. Ассортимент большой, вплоть до здорового питания. Пиццу пекут вручную. Порядок цен тот же.

5. Очевидный минус - многое ещё недоделано. К тому же вскоре после моего прихода сломался бассейн с волной и три часа его не могли починить.

6. Видов всякого водного массажа меньше, чем в Ква-ква, и они довольно унылы - несколько вариаций на тему джакузи.

7. Горки слишком большие, ими неудобно пользоваться, и съезжают по ним в какой-то стрёмный подвал в ванну, а не в голубой бассейн :-( однозначно горки в Ква-ква лучше.

8. Вещь, которой нет в Ква-ква - горячий бассейн с выходом на улицу. Горячий бассейн одобряю, но выход на улицу - надувательство. Реально - узкий водный балкончик с видом на задворки спорткомплекса. Годится разве что для того, чтобы поиграть в "крещение Исландии".

Резюме: примерно ничья.

экстраверты и интроверты

Вот тут rayskiy_sergei ругал "Мел", и я по большей части с ним в принципе согласна. Но иногда на "Меле" и толковые материалы попадаются. Как раз недавно опубликовали вот это:
Экстраверт или интроверт? Оказывается, темперамент можно определить даже у младенцев
Всё, что нужно знать, почему интровертность - это не "застенчивость", которую нужно "преодолевать". Я давно подозревала, что дело в пороге чувствительности к раздражителям. Что экстраверты предпочитают собак - "собаки, они ласковые, а коты - чего там..." - именно потому, что для ощущения ласки и внимания к себе им нужно, чтобы на них прыгали и лизали в лицо. У них просто такой высокий порог чувствительности, они менее бурную коммуникацию не воспринимают. А интроверту, когда на него прыгает собака, кажется, что его сейчас стадо тираннозавров затопчет. Какая там ласка - это как агрессия ощущается.
Поэтому, очевидно, люди с сильной экстравертностью (как сестра моей бабушки) сходят с ума от тишины - они чувствуют сенсорный голод. А для сильных интровертов вроде меня, напротив, тишина - это благословенный отдых, потому что органы чувств постоянно перегружены.
Ну и последнее. Интроверт - это НЕ "человек, который не хочет общаться". Общаться хотят все. Просто уровень потребности в общении у всех разный. Для меня окей ни с кем не разговаривать целую неделю, а выраженные экстраверты лезут на стену, если не могут ни с кем поговорить в течении нескольких часов. Вас же не удивляет, что один человек ест на ужин салат, а другой сжирает целую пиццу и заедает тортиком. Вот так и с общением. Интроверт может привыкнуть находиться в шумной компании, не впадая в ступор и не зажимая уши руками, но удовольствие получать он от этого не станет. Для него это останется "через не могу".

"Джокер", 2019

Сходила на "Джокера". Фильм мощнейший, писать про него можно до бесконечности. (Я по серости своей во время оно пропустила фильмы Нолана, потому что в подростковом возрасте мне дико не понравился "Бэтмен" Бёртона, и как-то не хватило мозгов понять, что это не один и тот же "Бэтмен", что разные режиссёры вообще снимают о разном. Сейчас сходила на Тодда Филлипса, ибо все коллеги уже посмотрели, а я ещё нет).
Чтобы не растекаться мыслью по древу, выберу одну тему, которая впечатляет в "Джокере" - тему самосбывающегося пророчества.
Артуру было по барабану, кто именно бил его ногами в метро - белые яппи или оборванные негры. Он начал палить по ним, потому что они втроём накинулись на одного. То, что произошло, было всего лишь превышением необходимой меры самообороны. Но общество поспешило с выводами, приписав убийству классовые мотивы. Выходит газетная статья с заголовком "Бей богатых?", и дальше изумительно демонстрируется то, как этот заголовок превращается в побуждение к действию - как он становится лозунгом и вирусно распространяется, и начинается настоящий бунт (поскольку условия для недовольства назрели).
Притом, если бы Артур пострелял трёх мелких гопников или наркоманов, такой реакции не возникло бы. Даже если бы узнали, кто это сделал, это сочли бы нормальной самообороной - ну да, нехорошо, конечно, было догонять третьего и стрелять ему в голову, но это всё равно осталось бы частным инцидентом с частным лицом, и в этом не увидели бы оснований для моральной паники.
Однако, согласно социальным стереотипам, успешные белые менеджеры не бьют людей ногами в метро, и мысль, что от них может понадобиться защищаться, просто не приходит в голову. Поэтому общество тут же находит в произошедшем классовые мотивы. Что становится триггером реального социального протеста и по-настоящему страшных событий. Призрак бунта материализуется. А всё потому, что повышенная социальная тревожность общества, готового везде усмотреть призрак бунта, она не просто так возникла - элиты сами ощущают, что сложившаяся ситуация несправедлива, но агрессивно отрицают это. На воре шапка горит, и от этой шапки загорается весь Готэм.
И последний штрих. Тодд Филипс изумительно препарирует природу социального недовольства. Настоящий взрыв возникает вовсе не оттого, что у одного много, а другого мало. Взрыв возникает там, где "успешным" мало просто жевать свои ананасы с рябчиками - им непременно надо доказать своё превосходство над "лузерами", унизить, зачморить, ткнуть каблуком в зубы.
И этот феномен сам по себе любопытен - это и есть та самая горящая шапка на воре. Потому что я не могу себе представить, чтобы Илон Маск пинал ногами аниматора или специально приглашал в телеэфир человека, который провалил собеседование, чтобы поиздеваться над ним. Те, кто действительно достиг успехов благодаря таланту и трудолюбию, такими вещами не занимаются. Это делают люди, ощущающие неуверенность в своём положении, потому что интуитивно чувствуют, что они его не заслужили. Но для того, чтобы укрепить свою уверенность, они неспособны придумать ничего другого, как попинать "лузера". И это совершенно самоубийственное направление действий. Фильм Тодда Филипса как раз об этой самоубийственности и предупреждает.

ещё один историографический фантом

В моей жизни был период, когда я регулярно натыкалась на утверждения, что "княгиню Ольгу в сагах именуют Аллогией". Что использовалось для глубокомысленных соображений касательно этимологии имени Ольга (дескать, это доказывает, что данное имя не может быть скандинавского происхождения, потому что скандинавы в противном случае опознали бы "своё").
На практике, конечно, с именами при двойной транслитерации происходит порой такое, что сам чёрт их не опознает (англичане бы точно не узнали имя героя Вальтера Скотта, если его транслитерировать обратно с русского как Aivengo), но дело не в этом. Дело в том, что меня заинтриговал этот момент, и я решила проверить сведения.
Что же выяснилось?
1. "Княгиня Аллогия" присутствует ровно в 1 саге - "Сага об Олаве Трюггвасоне".
2. Из текста, мягко говоря, не следует, что это княгиня Ольга:

Однажды Олав сын Трюггви был на рынке. Там было очень много народу. Тут он узнал Клеркона, который убил его воспитателя Торольва Вшивая Борода. У Олава был в руке топорик, и он ударил им Клеркона по голове так, что топорик врезался в мозг, и сразу же побежал домой, и сказал Сигурду, своему дяде, а Сигурд сразу же отвел Олава в дом жены конунга и рассказал ей, что случилось. Ее звали Аллогия. Сигурд попросил ее заступиться за мальчика. Она отвечала, посмотрев на мальчика, что нельзя убивать такого красивого мальчика, и велела позвать к себе людей во всеоружии.
В Хольмгарде господствовал такой нерушимый мир, что, согласно закону, всякий, кто убил человека, не объявленного вне закона, должен быть убит. Поэтому, следуя обычаю и законам, весь народ бросился на поиски мальчика. Тут стало известно, что он в доме жены конунга, где много людей во всеоружии. Сообщили конунгу, и он явился со своей дружиной, чтобы восприпятствовать кровопролитию. Было заключено перемирие, а потом и мировая. Конунг назначил виру, и Аллогия выплатила ее.
С тех пор Олав жил у жены конунга, и она очень любила его. В Гардарике было законом, что люди, которые были конунгами по рождению, не могли оставаться в стране без разрешения конунга. И вот Сигурд говорит жене конунга, кто Олав по рождению и почему он туда попал: он, дескать, не мог оставаться в своей стране из-за своих врагов. И он попросил ее рассказать все это конунгу. Она так и сделала, и попросила конунга помочь этому конунгову сыну, с которым так плохо обошлись. Она добилась своими уговорами того, что конунг обещал помощь. Он взял Олава под свою защиту, и Олав был у него в таком почете, в каком подобает быть конунгову сыну.
Олаву было девять лет, когда он попал в Гардарики, и он провел у Вальдамара конунга еще девять лет.
(пруф)

Понятно? "Аллогия" - жена князя Владимира (имеется в виду Владимир Святой), тогда как Ольга была, хммм, его бабушкой. Кстати, в оригинале это имя встречается только в одном месте (en Sigurðr kom Ólafi þegar í herbergi dróttningar ok segir henni tíðindi; hon hét Allogia), а не повторяется два раза, как в русском переводе.

3. Идея, будто бестолковые рассказчики саг через много веков спутали жену Владимира с его бабушкой, фигурирует в статье Е.А. Рыдзевской тридцать лохматого года. Однако и Рыдзевская эту идею не придумала - она ссылается на ещё более раннюю статью Ф.А. Брауна 1924 г. Проще говоря - англичанину, знакомому с русскими летописями только по переводам, примерещилось сходство имени Olga в латинской транслитерации с именем Allogia. А дальше уже включился классический механизм - переводим неизвестное на язык известного и отождествляем неизвестных нам исторических лиц с известными по учебникам.
Нет, случаи, когда устная память смешивает разных персонажей, конечно, имеют место. Но не надо постулировать их там, где текст не даёт для этого никаких оснований, кроме "мне ну очень хочется, чтобы это была Ольга".

4. Из того же текста Рыдзевской всякий, кто умеет читать, может извлечь сведения... та-дам!
Сведения о том, что "Сага об Олаве Трюггвасоне" первоначально была написана на латыни. Существующие редакции на древнесеверном языке - её вольные переводы. По-прежнему вопросов не возникает?

5. В таком случае заглянем в латинский словарь. Имя Allogia подозрительно похоже на латинское alloquia - мн. ч. от alloquium, "слова" или "речи". Как назло :-) у латинских существительных второго склонения среднего рода винительный падеж совпадает с именительным. Т.е. в винительном падеже - тоже alloquia. Т.е. в латинском оригинале, скорее всего было что-то вроде "и таковые речи ей сказал". А переводчик, возможно, не разобрался (латинский синтаксис гораздо свободнее германского, порядок слов мог быть несколько неожиданный, особенно если автор форсил учёностью) или имел дело с повреждённой рукописью, вот и принял это слово за имя. Заглавных букв же в Средневековье, как известно, не было.
Вот что происходит с текстами при пропуске через несколько переводов.

Мораль? Та же, что и всегда. Не ленитесь проверять источники!

о литературе и "психотравмах"

Тут в Рунете в последнее время просто парад какой-то психотравмированных об детскую литературу - кто об народные сказки, кто об рассказы о пионерах-героях, кто об "Белого Бима Чёрное Ухо". Свои соображения о роли разных эмоций в полноценном развитии личности и о том, для чего вообще нужна литература, вызывающая негативные эмоции, в сотый раз высказывать не буду (тем более что я уже не раз писала о том, что такое литературный вымысел и как работает читательская эмоция). Выскажу другое.
Давайте не будем объявлять любые негативные эмоции "травмированием психики". Когда вы расстроились или напугались, это НЕ психотравма. Психотравма - это реальный долгосрочный вред, когда имеют место нарушения здоровья, учёбы, поведения или социализации. Психотравмы бывают, когда человека бьют, насилуют или травят в школе. Но не когда вы прочитали книжку и разрыдались. Я ещё ни разу не слышала, чтобы от чтения "Муму", сказок братьев Гримм или рассказов про Зою Космодемьянскую кто-то заработал бессонницу, депрессию, недержание мочи, подсел на наркотики, предпринял попытки Роскомнадзора или даже просто скатился с пятёрок на тройки. А если такие случаи и есть, то они явно не являются нормой, и это вопрос уже к психиатру.
Испытывать грусть, страх, огорчение - это НОРМАЛЬНО. И лучше научиться испытывать эти эмоции при чтении книг, в безопасных для себя условиях, прежде чем мы столкнёмся с ними в жизни - по примитивной физиологической причине: мозг должен уметь отличать безопасный уровень стресса от опасного, это жизненно важно. (К чему приводит оберегание от негативных эмоций, продемонстрировал эксперимент с юным Сиддхартхой Гаутамой. Нет, он, конечно, стал выдающейся личностью, но ведь нам не нужны сотни миллионов основателей новых религий, сидящих в позе лотоса?)
Но, дабы из моего поста не вычитали чёрт знает чего, я вынуждена пояснить две вещи:
1) Навязывать к прочтению что-либо в воспитательных целях так же плохо, как и запрещать читать. Если ребёнок не хочет читать сказку, потому что она, по его мнению, грустная или страшная - не надо его заставлять. Кстати, вполне возможно, что детка, отказывающаяся читать рассказ про смерть собачки, во дворе увлечённо заучивает "садистские стишки". Уровень эмоциональной потребности для себя человек может определить только сам. В любом возрасте.
2) Необходимо с самого начала, как можно раньше и старательнее, объяснять, что происходящее в книгах - это понарошку, это выдуманное. Но в нашей традиции сакрализировать письменное слово, боюсь, эта мысль воспринимается как ересь.

А теперь самое интересное (развязка)

Итак, развязка эпопеи с образовательным центром "имени Ломоносова", куда я ходила на собеседование.
Часть 1. (про странный тест)
Часть 2. (про рассылку с приглашением на семинары)
Я обнаружила, что я вообще НЕ ОТСЫЛАЛА резюме в эту конкретную контору. Не зря, оказывается, я не могла припомнить, чтобы я это делала. Я думала, что, наверное, просто это было давно, несколько месяцев назад, и я не помню. Фиг вам. Ни в почте (я отправляю резюме только с одного ящика), ни в мессенджере Фейсбука нет никаких следов переписки с центром Ломоносова до того дня, как мне позвонили и пригласили на собеседование. (Переписку с работодателями я обычно храню по нескольку лет и удаляю в последнюю очередь).
Это объясняет, и почему я ничего не помнила об отправке резюме, и почему по телефону мне задавали удивившие меня вопросы об опыте работы (в резюме я его чётко и ясно указываю) и о том, какие предметы я преподаю (что может преподавать филолог, у которого указано в резюме преподавание литературы и английского, не физику же?). На самом деле они в глаза не видели моего резюме и звонили наобум. Следовательно, все версии объяснения происходящего в духе "да вам, девушка, просто померещилось" - не работают. Не работает версия, что целью собеседования было просто отсечь "людей с улицы", потому что на должность уже взяли своего человека - потому что "ломоносовцы" САМИ мне позвонили. Не работает версия про "автоматом включили в базу данных рассылок". И т.д.
Схема с нелепым "тестированием" преследует именно цель заманивания на учебные курсы повышения квалификации. Как я и предполагала раньше.
Откуда они взяли мои контакты? Элементарно, Ватсон: из репетиторской базы данных. Как раз из списка тех людей, которые потенциально могут интересоваться учительскими тренингами по подготовке детей к ЕГЭ и ОГЭ и могут выложить за это деньги (потому что репетиторы, заточенные на ЕГЭ и ОГЭ, пользуются заведомо большим спросом, и их труд оплачивается выше, чем тех, кто просто подтягивает по предметам).
Итак, "учебный центр имени Ломоносова", располагающийся на ул. Солженицына - жулики. Но жулики хитрые, потому что юридически факт жульничества доказать невозможно (никто не обещал соискателям, что их возьмут на работу по результатам тестирования, нигде не написано, в какой форме работодатель обязан проводить собеседовение, никто не заставляет меня записываться на их семинары и т.д.). Возможно, их семинары даже качественные и действительно помогают готовить детей к ЕГЭ. Моя задача - просто предупредить тех, кто с этим столкнётся. А там дело ваше, каждый пусть решает для себя, нужно ли с ними связываться или нет.

ахтунг! фитожулики!

Тут на несколько дней понадобилось воздержаться от кофе и крепкого чая, и я вспомнила про травяной чай, купленный родителями в Железноводске или где-то поблизости его в позапрошлом году. Разумеется, срок годности уже на пределе, но ведь я не лечиться собиралась, а просто заменить обычный чай чем-то приятным.
Итак:

DSCF6379[1]

Что написано? "Донник, шалфей, чабрей, душица, зверобой, ромашка". Вполне симпатичные компоненты.

Что оказалось внутри при попытке его заварить? Вот образцы.

DSCF6381[1]

Слева направо и сверху вниз:

1. Лепестки розы. Нормальный компонент для чая, но в составе не обозначен.
2. Тысячелистник. То же, в общем.
3. Тимофеевка. Безвредный злак, но в чай его обычно не кладут.
4. Какие-то ноги. Четырёхгранные, явно из семейства губоцветных. Возможно, даже шалфей, обещанный на этикетке. Однако в любом случае сырьё низкого качества.
5. А вот это уже серьёзнее. Этого в чаю точно быть не должно! Надеюсь, не олеандр, но очень похоже.
6. Смородиновые листья. Продукт скорее полезный, чем вредный, но что он делает в чаю из душицы и чабреца?

Т.е. неизвестная Люда (впрочем, потрудившаяся указать свой мобильный телефон) попросту под видом травяного чая расфасовала обычный садовый мусор. В надежде, что городские лохи, покупающие товар на бегу, не разберутся.
Лаяться по мобильнику с Людой за чай, купленный два года назад и не мной, я не стану. А вот распространить инфу необходимо.

приватное vs. публичное



По случаю приближения лета и купального сезона вспомнилась зимняя дискуссия в фейсбуке у литературного критика Елена Иваницкой, которая вспоминала про своего пожилого знакомого: тот на пляже не раздевался, а сидел в купальном халате, полагая, что окружающим неприятно смотреть на старое тело. Елене сама постановка вопроса показалась аморальной: "Это какой же сволочи неприятно смотреть?". Хотя, вполне возможно, что как раз автору инициативы было неприятно, и он полагал, что другим тоже. И считал, что поступает нравственно, избавляя других от этого зрелища...
Так вот, на фоне всеобщего увлечения боди-позитивом остаётся непрояснённым вопрос: для чего, как предполагается, человек ходит на пляж? Для того, чтобы купаться, или для того, чтобы на него смотрели? Купальный костюм - это просто специальная одежда для купания или какой-то мессидж окружающим? Что такое стыдливость? Раздетый человек на пляже принадлежит сфере приватного или публичного?
Ещё столетие назад эти вопросы в принципе не стояли. Тело (речь идёт, конечно, о европейской культуре, а не об индейцах Амазонии) было принято прятать. Для купания было две опции - либо купаться голышом, но приватно (в одиночку или в компании близких друзей), либо купаться публично, но в одежде, достаточно закрывающей тело. Бедные купались в нижнем белье:

живя девушкой в бедности, она привыкла к простоте и свободе: пробежать бы с ведрами на реку да покупаться бы в рубашке под пристанью (Лесков, "Леди Макбет Мценского уезда").

Богатые - в купальных костюмах, которые выглядели примерно так, как картинка наверху. И даже мужчины до 1930-х гг. торс полностью закрывали:



"Борьба за оголение тела" (именно это словосочетание использует К. Чуковский в дневниках) начиналась повсеместно с риторики возврата к античности и рассуждений о красоте человеческого тела. Мол, древние греки не стыдились, и нам зачем же? Т.е. аргументы были именно эстетические. Куда именно деваться тем, у кого тело не отвечает античным идеалам, осмелились внятно проговорить только в нацистской Германии. Ответ остальному цивилизованному сообществу не понравился, и его предпочли замять.
Но сам вопрос от этого никуда не делся, потому что сама эстетическая риторика завела в этот тупик. Современный нудизм, в принципе, и есть одна из попыток выйти из этого тупика, жёстко обозначить рамки: люди ходят на пляж просто купаться, а не глазеть друг на друга, раздевание не значит вообще ничего, оно асемантично. Проблема в том, что этот выход годится только для тех, кто способен принять правила данного сообщества. Если человек всё же стесняется снимать с себя всё, он неминуемо оказывается в семиотической ловушке. Потому что любой минимум одежды - это всё равно семиотическое послание. Так уж устроены наши отношения с одеждой, которые складывались тысячелетиями. Даже одинаковая школьная или военная форма - это всё равно сообщение о чём-то для внешнего наблюдателя. А купальные костюмы ещё и не у всех одинаковы. И если тётенька 50 лет и 50-го размера надевает стринги, то, сколько бы ни говорили про боди-позитив и лукизм, этот поведенческий акт не может быть нейтральным - он априори будет восприниматься как жест. Потому что устройство человеческого мышления последние несколько тысяч лет таково, что одежда воспринимается как послание, как высказывание, адресованное окружающим. И в этом смысле одежда не может быть сугубо приватной.
Интереснее, однако, аберрация восприятия, возникшая на почве увлечения античной эстетикой: получается, что красивое тело в некотором роде принадлежит общественности, а вот некрасивое - сугубо приватное. Т.е. старый или толстый человек на пляже как бы навязывает свою приватность нежелательным образом. Получается, что красивое тело более публично, чем некрасивое. И это на самом деле больше напрягает, чем "фуу, толстый". То, что в обществе нет чётко прописанных границ публичного и приватного и что эти границы каждый раз навязываются друг другу извне посторонними случайными людьми.