?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: общество

Итак, развязка эпопеи с образовательным центром "имени Ломоносова", куда я ходила на собеседование.
Часть 1. (про странный тест)
Часть 2. (про рассылку с приглашением на семинары)
Я обнаружила, что я вообще НЕ ОТСЫЛАЛА резюме в эту конкретную контору. Не зря, оказывается, я не могла припомнить, чтобы я это делала. Я думала, что, наверное, просто это было давно, несколько месяцев назад, и я не помню. Фиг вам. Ни в почте (я отправляю резюме только с одного ящика), ни в мессенджере Фейсбука нет никаких следов переписки с центром Ломоносова до того дня, как мне позвонили и пригласили на собеседование. (Переписку с работодателями я обычно храню по нескольку лет и удаляю в последнюю очередь).
Это объясняет, и почему я ничего не помнила об отправке резюме, и почему по телефону мне задавали удивившие меня вопросы об опыте работы (в резюме я его чётко и ясно указываю) и о том, какие предметы я преподаю (что может преподавать филолог, у которого указано в резюме преподавание литературы и английского, не физику же?). На самом деле они в глаза не видели моего резюме и звонили наобум. Следовательно, все версии объяснения происходящего в духе "да вам, девушка, просто померещилось" - не работают. Не работает версия, что целью собеседования было просто отсечь "людей с улицы", потому что на должность уже взяли своего человека - потому что "ломоносовцы" САМИ мне позвонили. Не работает версия про "автоматом включили в базу данных рассылок". И т.д.
Схема с нелепым "тестированием" преследует именно цель заманивания на учебные курсы повышения квалификации. Как я и предполагала раньше.
Откуда они взяли мои контакты? Элементарно, Ватсон: из репетиторской базы данных. Как раз из списка тех людей, которые потенциально могут интересоваться учительскими тренингами по подготовке детей к ЕГЭ и ОГЭ и могут выложить за это деньги (потому что репетиторы, заточенные на ЕГЭ и ОГЭ, пользуются заведомо большим спросом, и их труд оплачивается выше, чем тех, кто просто подтягивает по предметам).
Итак, "учебный центр имени Ломоносова", располагающийся на ул. Солженицына - жулики. Но жулики хитрые, потому что юридически факт жульничества доказать невозможно (никто не обещал соискателям, что их возьмут на работу по результатам тестирования, нигде не написано, в какой форме работодатель обязан проводить собеседовение, никто не заставляет меня записываться на их семинары и т.д.). Возможно, их семинары даже качественные и действительно помогают готовить детей к ЕГЭ. Моя задача - просто предупредить тех, кто с этим столкнётся. А там дело ваше, каждый пусть решает для себя, нужно ли с ними связываться или нет.

приватное vs. публичное



По случаю приближения лета и купального сезона вспомнилась зимняя дискуссия в фейсбуке у литературного критика Елена Иваницкой, которая вспоминала про своего пожилого знакомого: тот на пляже не раздевался, а сидел в купальном халате, полагая, что окружающим неприятно смотреть на старое тело. Елене сама постановка вопроса показалась аморальной: "Это какой же сволочи неприятно смотреть?". Хотя, вполне возможно, что как раз автору инициативы было неприятно, и он полагал, что другим тоже. И считал, что поступает нравственно, избавляя других от этого зрелища...
Так вот, на фоне всеобщего увлечения боди-позитивом остаётся непрояснённым вопрос: для чего, как предполагается, человек ходит на пляж? Для того, чтобы купаться, или для того, чтобы на него смотрели? Купальный костюм - это просто специальная одежда для купания или какой-то мессидж окружающим? Что такое стыдливость? Раздетый человек на пляже принадлежит сфере приватного или публичного?
Ещё столетие назад эти вопросы в принципе не стояли. Тело (речь идёт, конечно, о европейской культуре, а не об индейцах Амазонии) было принято прятать. Для купания было две опции - либо купаться голышом, но приватно (в одиночку или в компании близких друзей), либо купаться публично, но в одежде, достаточно закрывающей тело. Бедные купались в нижнем белье:

живя девушкой в бедности, она привыкла к простоте и свободе: пробежать бы с ведрами на реку да покупаться бы в рубашке под пристанью (Лесков, "Леди Макбет Мценского уезда").

Богатые - в купальных костюмах, которые выглядели примерно так, как картинка наверху. И даже мужчины до 1930-х гг. торс полностью закрывали:



"Борьба за оголение тела" (именно это словосочетание использует К. Чуковский в дневниках) начиналась повсеместно с риторики возврата к античности и рассуждений о красоте человеческого тела. Мол, древние греки не стыдились, и нам зачем же? Т.е. аргументы были именно эстетические. Куда именно деваться тем, у кого тело не отвечает античным идеалам, осмелились внятно проговорить только в нацистской Германии. Ответ остальному цивилизованному сообществу не понравился, и его предпочли замять.
Но сам вопрос от этого никуда не делся, потому что сама эстетическая риторика завела в этот тупик. Современный нудизм, в принципе, и есть одна из попыток выйти из этого тупика, жёстко обозначить рамки: люди ходят на пляж просто купаться, а не глазеть друг на друга, раздевание не значит вообще ничего, оно асемантично. Проблема в том, что этот выход годится только для тех, кто способен принять правила данного сообщества. Если человек всё же стесняется снимать с себя всё, он неминуемо оказывается в семиотической ловушке. Потому что любой минимум одежды - это всё равно семиотическое послание. Так уж устроены наши отношения с одеждой, которые складывались тысячелетиями. Даже одинаковая школьная или военная форма - это всё равно сообщение о чём-то для внешнего наблюдателя. А купальные костюмы ещё и не у всех одинаковы. И если тётенька 50 лет и 50-го размера надевает стринги, то, сколько бы ни говорили про боди-позитив и лукизм, этот поведенческий акт не может быть нейтральным - он априори будет восприниматься как жест. Потому что устройство человеческого мышления последние несколько тысяч лет таково, что одежда воспринимается как послание, как высказывание, адресованное окружающим. И в этом смысле одежда не может быть сугубо приватной.
Интереснее, однако, аберрация восприятия, возникшая на почве увлечения античной эстетикой: получается, что красивое тело в некотором роде принадлежит общественности, а вот некрасивое - сугубо приватное. Т.е. старый или толстый человек на пляже как бы навязывает свою приватность нежелательным образом. Получается, что красивое тело более публично, чем некрасивое. И это на самом деле больше напрягает, чем "фуу, толстый". То, что в обществе нет чётко прописанных границ публичного и приватного и что эти границы каждый раз навязываются друг другу извне посторонними случайными людьми.

лонгриды

У меня тут было депрессивное состояние духа, и я всё никак не могла собраться выложить две статьи, которые вышли у меня одновременно. Теперь выкладываю.

1. Рецензия на книгу Стивена Хэйне "ДНК - не приговор. Конечно, о книге хотелось бы сказать в два раза больше (у неё есть и недостатки, раздел про пол и гендер там откровенно слаб, например, но я была стеснена в объёме). Я в первую очередь комментирую те культурные стереотипы, с которыми, собственно, и борется Хэйне (в том числе исторический и социальный контекст, в котором они возникли).

2. На "Элементах": Боятся ли филологи анатомии? Еще раз о прикусе и фонетике. Поводом послужил вот этот материал, в котором довольно задиристо утверждалось: Едва ли можно сомневаться в том, что данное исследование будет встречено многими лингвистами «в штыки» ... у узких специалистов столь смелое обращение со спорными, сложными и очень важными для них вопросами нередко вызывает неприятие.
Если бы в российском пресс-релизе не было таких слов, я бы, скорее всего проигнорировала - мало ли кто какие гипотезы выдвигает за тридевять земель. Но заранее взятая позиция "я Галилей, а вы все косные догматики, которые за дерзкую ересь будут бить" провоцирует таки побить. Обстоятельно и аргументированно. (Да, и про "узких специалистов" доставило - редакция "Элементов" почему-то сочла жутко обидным оборот "люди, далёкие от филологических наук", который мне пришлось снять, но притом считает нормальным походя отнести к "узким специалистам" целую огромную область знания - от индоевропеистики до усвоения речи детьми). В общем, собралась и написала разбор полётов по 7 пунктам. Хотя необходимый и достаточный из них только один - авторы исследования не указывают, по каким критериям они отличали "производящее хозяйство" от "присваивающего" (см. подробнее по ссылке), а без этого все данные можно считать взятыми с потолка. Уж если берётесь рассуждать о влиянии питания на прикус, логично было бы начать с установления доли сельскохозяйственной пищи в рационе относительно "дикой".
ЗЫ: спасибо dmitri_lytov за моральную поддержку.
На днях с удивлением поняла, что самые обычные слова люди используют в совершенно разных смыслах. Например, когда я говорю, что я "интересуюсь" какой-то темой - я по умолчанию подразумеваю под этим, что я 5, 10, а то и 20 лет стараюсь прочесть по максимуму доступную мне литературу по этой теме. Если я просто прочитала одну книжку и три статьи об этом, мне в голову не придёт сказать, что я "интересуюсь". Для меня это - "справилась, заглянула".
А оказывается, для многих людей "интересуюсь" означает "я посмотрел в Википедии". И меня они понимают так же...

UPD: оказывается, нуждается в пояснении и то, что я не имела в виду "область профессиональных интересов". Речь идёт о тех областях, в которых я не получала специальной подготовки, не занимаюсь собственными исследованиями и не публикую статей. Просто я считаю важным для себя их знать.

искусственный идиот

С внедрением контекстного анализа онлайн-синонимайзеры пошли вразнос. Самым приличным ещё не так давно был Synonymonline. Теперь на запрос "элемент", например, он выбрасывает "водород", "углерод", "кислород"... и далее по всей таблице Менделеева.
...заказываешь в интернет-магазине книжку Л.С. Клейна и видишь там цитату из себя почти 10-летней давности. А процитировано было моё высказывание на форуме "Троицкого варианта", когда я ещё утруждала себя комментариями там. Суть истории вот в чём: Клейн рассказал о том, как его донимает перепиской какой-то, видимо, сравнительно молодой гражданин, который хвастается тем, как он за деньги пишет чужие диссертации. Я тогда высказала на форуме свои сомнения в том, что такие люди существуют. Я считала, что те, кто занимается написанием чужих диссертаций, должны молчать об этом в тряпочку и изо всех сил стараться не спалиться. Я подумала, что либо Клейн пародирует, либо его собеседник пародирует, а Клейн, как свойственно пожилым почтенным учёным, принимает это за чистую монету.
А неловко потому, что с тех пор я сто раз убедилась в том, что такие люди существуют. Которые не только делают неэтичные, мягко говоря, вещи, но и бравируют этим. Я с тех пор насмотрелась экспонатов и пострашнее того господина.
К своему ужасу, вижу, что у меня и в 30 лет наивности хватало.
Я много раз ламентировала на тему того, что современные российские писатели не умеют и/или не хотят писать о современной жизни. Кажется, ситуация начинает исправляться. Первой подающей надежды ласточкой были "Петровы в гриппе" А. Сальникова, хотя мне и не понравилась попытка воткнуть туда античную мифологию (школярская, прямо скажем). И уже безусловный интерес представляет новый роман Марины Вишневецкой "Вечная жизнь Лизы К." Хотя бы потому, что, в отличие от "Петровых", написана писателем старшего поколения: это и хорошо, ввиду опытности автора, и рискованно, ввиду того, что писатели этой возрастной когорты часто попадают впросак с изображением современности.
Итак, хочу начать с низкого поклона автору: Вишневецкой удалось дать правдивый портрет моего поколения. Ну, не совсем моего, героиня на 4-5 лет меня моложе и на 2-3 года - моих однокурсниц, но в данном контексте это не столь принципиально. Принципиально, что героиня на 30 лет моложе автора, но изображена вполне убедительно. Обычно у современных писателей молодые герои либо анахроничны, либо карикатурны. И это безусловная заслуга Вишневецкой - ей удалось найти язык для выражения современности, причём язык прозрачный, внятный и литературный. Отдельный респект за грамотное использование жаргона - дозированно, к месту и в жизненно правдоподобных ситуациях, а не в качестве экзотического речевого украшения сцен "из жизни этих странных дикарей". Вообще это совершенно замечательно, что персонажи 1980-х годов рождения для автора не странные дикари, а полноценные люди, со своим мировоззрением и этической системой координат. (Пора бы уже, и правда - мы уже много лет как не подростки, но это только сейчас стали замечать).
Отзывы на роман, честно говоря, удручают. В рекламных аннотациях героиню сравнивают с Наташей Ростовой. Помилуйте, какая Наташа Ростова в 21-м веке? Последние наташи ростовы умерли и похоронены, когда наши прабабушки пешком под стол ходили. Или вот такой шыдевр оскорблённой нравственности - мол, героиня бездуховная эгоистка и заботится только о материальном (разве она в романе кому-то что-то плохое сделала ради денег, кого-то обманула или подсидела?), она, о ужас, оставила ребёнка у бабушки с дедушкой, уехав за мужем в политическую эмиграцию (а жёнам декабристов бросать детей было норм? и вообще-то в финале она с ребёнком воссоединяется), и у неё, о ужас-ужас, "нежный секс" вместо любви (видимо, настоящая любовь бывает только с пыточным сексом, который надо героически терпеть). Иногда хочется посмотреть вживую на этих высокоморальных особ, которые требуют от персонажей 21-го века соответствия литературным идеалам 19-го века, которым, кстати, и 200 лет назад реальные люди не часто соответствовали.
На мой вкус, так героиня даже чрезмерно идеализирована. На самом деле такие девочки из профессорских семей гораздо эгоистичнее и циничнее, они обладают множеством связей с истеблишментом и принимают их как должное. Такая Лиза скорее не работала бы скромной сотрудницей турфирмы, как в романе, а попиливала бы гранты на изучении какой-нибудь модной темы. Но это так, досужие размышления.
На самом деле единственное, к чему хочется придраться - это одежда. Девушки этого возраста и этой социальной среды не носят узкие юбки с разрезом и блузки с воланами, тем более они не наденут такое на семейный ужин. Тут автор прокололась, примерила на героиню вкусы 30-летней давности. Но это тоже мелочь.
Да, в 21-м веке свадьба уже не главное событие в жизни, да, в наше время уже не принято топиться или уходить в монастырь оттого, что после первого секса не случилось счастья на всю жизнь до гроба. Неужели это для кого-то открытие? То, что современные люди мыслят и чувствуют не так, как литературные герои позапрошлого века?
В современном мире автор ориентируется абсолютно свободно; в жизни героев присутствуют мобильная связь, скайп, электронная почта, социальные сети, и это всё не финтифлюшки, наклеенные сверху на сюжетные шаблоны 19-го века - все эти реалии играют сюжетообразующую роль и возникают именно тогда, когда это нужно по ходу действия. Кому-кому, а Вишневецкой не нужны неуклюжие отговорки, почему герои не знают, что случилось с другими - она понимает, что в современном мире переизбыток информации может играть такую же драматическую роль, как и недостаток. Читатель вместе с героями замирает над видеозаписями, выложенными в Интернет: кто на них, и как эти записи могут быть использованы?
Психологический портрет как самой Лизы, так и её окружения мне кажется убедительным. Лично на меня самое большое впечатление произвела "любовная" история с пожилым профессором Каном. "Любовная" - в кавычках, потому что любовью тут, конечно, не пахнет. Тут зависимость, этот человек действует на неё как удав на кролика. Ей неприятно, а она всё же продолжает с ним общаться. Феномен типичнейший, но в русской литературе пока ещё мало отражённый. И ещё повод к размышлению - хороший учёный, профессионал вовсе не обязательно хороший человек.
Положительный герой в романе, безусловно, есть - но он столь ненавязчив, что только к самому концу читатель поймёт, кто это. И это тоже по-своему замечательно.
Искать оригинальной истории, занимательной интриги в романе не стоит - считаю нужным об этом предупредить. События достаточно предсказуемы в силу избранного жанра. Перед нами не что иное, как физиологический очерк: портрет героя (в данном случае героини) на фоне исторической эпохи (в данном случае примерно с 2011 по 2015 гг.). Когда-нибудь по этому небольшому (чуть более 250 страниц) роману будут изучать историю 2010-х. Пусть словосочетание "физиологический очерк" не отпугивает: хороший физиологический очерк ценен как раз тем, что фиксирует срез действительности "здесь и сейчас", той действительности, которой 20 лет назад ещё не было, а через 20 лет уже опять не будет, тем, что открывает для читателя современность, на которую он не обращал внимания.

Мои собственные книги - здесь

закрываю лавочку

Журнал Valla закрывается. Поскольку издавать его в нынешнем стечении обстоятельств стало совершенно невозможно даже технически и физически, не говоря уже о моральном духе. Мне просто перекрыли кислород. Достаточно одного того, что платформа подписки основана на системе PayPal, которую у нас додавили окончательно. Можно, наверное, было бы найти замену и соорудить что-то другое, но для этого нужны деньги и команда специалистов на зарплате. Это невозможно сделать, сидя дома в одиночку без работы. Тем более что практической помощи от кого-либо добиться почти невозможно. (Да, издание журнала требует большого количества непозитивной и некреативной работы вроде вычитки корректур. А авторы склонны плевать на правила оформления и даже на правила грамматики). А ещё и на жизнь как-то зарабатывать надо.
А потом у вас, скажем, заболевает родственник, на плечи ложатся новые заботы, и всё становится вообще невыносимо. Я дошла до крайней степени депрессии (не той, о которой пишут в глянцевых журналах).
Плевать. Всё равно проект не стал тем, чем я его хотела сделать (меньше всего мне нужен был ещё один исторический журнал в РИНЦ, буэээ). Меня интересовала возможность социального бизнеса в науке и возможность независимой кооперации учёных, но, видимо, в российских условиях это невозможно.
Мы, как-никак, продержались три года и выпустили 17 номеров. Весь архив перевожу в открытый доступ, он будет сохраняться на сайте ещё два года.

http://vallajournal.com/journal/index.php/valla/issue/archive

но как, Карл?

Всё тот же злосчастный перевод.

В 1509 г. английский король Генрих VIII, сочетаясь браком с Екатериной Арагонской, в качестве геральдической эмблемы выбрал, в частности, плод граната.

Раскрываем оригинал: In 1509 when she married Henry VIII of England, Catherine of Aragon chose the pomegranate for her coat of arms.

Фраза абсолютно ясная и прозрачная. Никаких инверсий в порядке слов. Разница между he/she и his/her известна даже Гуглу.
У меня только одна версия - сексизм головного мозга.
Наверное, это один из самых известных образов, созданных Дали - слон на длинных многосуставчатых паучьих ножках, который повторяется из картины в картину. Вот, например:



Кажется, я установила происхождение этого слона. Речь идёт о популярной легенде средневековых бестиариев, согласно которой у слона в ногах нет суставов, поэтому он спит, прислонившись к дереву, и если упадёт, то подняться сам уже не может (материалы тут).

Особенность же слона такова: когда упадет, не может встать, ибо не имеет суставов в своих коленах. Как же падает он? Когда хочет спать, то, прислонившись к дереву, спит. Индийцы (вариант в списках: охотники) же. зная об этом свойстве слона, идут и подпиливают дерево немного. Приходит слон. чтобы прислониться, и, как только приблизится к дереву, падает дерево вместе с ним. Упав же, не может встать. И начинает плакать и кричать. И слышит другой слон, и приходит помочь ему, но не может поднять упавшего. Тогда оба кричат, и приходят другие двенадцать, но и они не могут поднять упавшего. Тогда кричат все вместе. После всех приходит маленький слон, подкладывает свой хобот под слона и поднимает его.
Свойство же маленького слона таково: если зажечь его волос или кости в каком-то месте, то ни демон, ни змей туда не войдет и никакое другое зло там не случится.
Толкование.
Как образ Адама и Евы истолковываются: Адам и жена его пока были в неге райской до согрешения, не знали тогда еще соития и не имели мысли о соединении. Но когда женщина съела от дерева, то есть мысленных мандрагор, и дала мужу своему, тогда познал жену Адам и родил Каина на дурных водах. Как сказал Давид: “Спаси меня, Боже, ибо достигли воды души моей"”.
И пришедший большой слон, то есть Закон, не смог поднять упавшего. Затем пришли 12 слонов, то есть лик пророков, и они не смогли поднять его. После всех пришел мысленный слон, или же Христос Бог, и поднял упавшего с земли. Первый из всех стал меньшим из всех, “Сам уничижил Себя, приняв рабский облик”, чтобы всех спас


Поскольку Дали описывает свой метод как "параноидально-критический", совершенно логично, что он рисует слону МНОГО суставов на ногах ("а вот не верю я вашему бестиарию и его богословию!"). И совершенно понятно, почему Антония атакуют не столько голые бабы (как в оригинальной традиции), сколько слоны на многосуставчатых ногах: искушению подвергается не сиюминутное телесное желание, а сами основания веры. Что на самом деле и страшнее, и смешнее. "Мысленный слон" для 20-го века звучит уже само по себе достаточно смешно, но и страшновато (ср. "Слонопотама" - ещё один мысленный слон, искушающий Винни-Пуха и Пятачка).
Дали вообще, похоже, любил стебаться над схоластической традицией, поскольку его "Великий мастурбатор" - не кто иной, как аристотелевский ум-перводвижитель, который сам себя мыслит.
ЗЫ: заметьте, у коняшки анатомия ног нормальная, они просто вытянуты непропорционально.

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner