Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

моя научная деятельность

Немного обо мне.
По специальности шекспировед-расстрига: начинала с Шекспира, потом перевела две главы из Вильяма Лэнгленда, ну, а кончилось всё англосаксами (и до сих пор тянется).
Место работы - Институт филологии и истории РГГУ.
Научные интересы - западноевропейская культура от Средневековья по начало XVII в.; Древняя Русь; история ментальностей; культурные коды телесности.

Избранные публикации:

"Видение о Петре Пахаре" В. Лэнгленда. Гл. 1-2: Перевод, вступ. ст. и комментарии //Кентавр. Вып. 3. М.: РГГУ, 2006. С. 286-304. [pdf]

"Багира сказала...": Гендер сказочных и мифологических персонажей англоязычной литературы в русских переводах

Телесность и метафора плоти в "Венецианском купце" [pdf]
Collapse )
Ну, и если понравились мои статьи, можно выразить наглядно:</a>
мю

русский голубой (небольшое расследование)



Как всем известно, русские различают "синий" и "голубой", а для этих странных англичан всё blue... Или нет?
Если углубиться в этот вопрос, то картина гораздо сложнее.
Во-первых, как известно всем, кто дружит с компьютером, в английском обозначение "голубого" есть - cyan. Но в бытовой речи оно не используется. Просто оно не относится к нейтральному общеупотребительному лексикону.
Во-вторых, названия "синий" и "голубой" носители русского языка выучивают не "естественным путём", как "красный" и "зелёный" ("не ешь это яблоко, оно зелёное, возьми красное"). Мы усваиваем его в детском садике или в начальных классах школы, когда нас учат цветам радуги (Мединский, брысь!) и мучают всеми этими запоминалками про охотников и фазанов. Кстати, прекрасно помню, как меня в детстве возмутило, почему синий и голубой выделены как разные цвета, а фиолетовый и сиреневый - нет (где логика у этих взрослых?).
Вот только семицветный солнечный спектр придумал... англичанин Исаак Ньютон. Визуально глаз выделяет в радуге 6 цветов, но Ньютону хотелось придать модели сакральную гармоничность, и он выделил blue и indigo как два разных цвета. Причём под blue он понимал то, что сейчас носитель английского назвал бы cyan. То есть значения слов ещё и меняются со временем.
А дальше ещё интереснее, потому что Ньютонов спектр, естественно, мог попасть на русскую почву и встроиться в нашу систему начального образования только в послепетровскую эпоху. Что же было в допетровской Руси?
Слово "голубой" определённо было как минимум с XIV в. В берестяной грамоте №142 - "къне мъи голубыи" ("конь мой голубой"). Понятно, что конь "голубой" в данном случае не больше, чем котик на картинке. Это логично, поскольку "голубой" происходит изначально от "голубя": цвета голубя - значит серый с синеватым оттенком. Прошарила по Национальному корпусу русского языка - вплоть до конца XVI в. подавляющее большинство употреблений слова "голубой" относится именно к масти животных.
А вот с XVII в. начинается по-настоящему интересное. Слово "голубой" начинает активно употребляться применительно к цветам одежды и ткани, причём by default - богатых и статусных (потому что бедные если и красили одежду, то письменных завещаний и перечней имущества не оставляли). Вряд ли бояре и церковные иерархи снисходили до синевато-серого. Видимо, всё же имелся в виду более яркий цвет. Но какой именно?
Тут, как оказывается, полнейшая путаница. В источниках XVII в. бытуют три лексемы - "синий", "голубой" и "лазоревый". Одни источники используют только "синий". Другие - только "голубой". Третьи различают "синий" и "лазоревый". Самое детальное и экзотическое разграничение - в записях купцов, торгующих импортными тканями: те различают "синий", "голубой" и "лазоревый" как три отдельных цвета. Но систематического противопоставления "синего" "голубому" в русских памятниках XVII в. не наблюдается!
Мораль сей басни такова. Во-первых, знаменитые эксперименты Леры Бородицкой с различением синего и голубого носителями русского (и, соответственно, английского) языка в идеале требуют проверки на неграмотных русских, не получивших начального образования. Да только где ж их взять в наше время?
Во-вторых, прежде чем обсуждать влияние языка на мышление, неплохо бы отграничить факты языка от установок образования, полученного на этом языке. Возможно, в английских детских садиках и начальных школах просто не долдонят цвета солнечного спектра с такой настойчивостью, как у нас (ну не считается это обязательным элементом начального образования деток).
Во-вторых с половиной, всё-таки печально, что англофонная научная традиция не различает понятия "язык" и "речь". Возможно, многих фундаментальных лингвистических споров англоязычного мира просто не возникло бы, если бы такое различие признавалось. Мы овладеваем не собственно языком, а способом его использования - речью. Образование навязывает одни способы использования языка как правильные и отсекает другие как неправильные (например, для японца не различать "р" и "л" нормально, но русского ребёнка, если он в шесть лет всё ещё их не различает, тащат к логопеду). А мышление - это посредник между языком и способом его использования.
С вами был Капитан Очевидность.
UPD: Сорри, комментарии отключаю. Я не ожидала, что в комментах возникнет такой срач и что там появятся люди, которые во что бы то ни стало хотят нахамить, не вникнув как следует в написанный текст. Особенно замечательно обвинение в том, что я "прочла одну страницу учебника" (вообще-то в посте моё оригинальное исследование на основе Национального корпуса русского языка).
мю

Где у кошки холка, или "яженефилолог"

Яндекс-дзеном принесло феерическую историю. О том, как котовладелица чуть не уморила животное, потому что... не знала значения слова "холка".
Хозяйка, видать, тоже относилась к числу ленивых и нелюбопытных людей, которые, читая в детстве классику, просто пропускали непонятные слова, и ничто их не торкало, не заставляло заглянуть в словарь. "Холка"? Да фиг знает, что это такое, наверное, попа, а впрочем, неважно...
Это к вопросу о том, "зачеееем нам всё это читать и понимать, мы же не собираемся быть филологами" и "кааак мне всё это в жизни пригодится". Жизнь - штука неожиданная, господа, а продвинутое владение родным языком может пригодиться в любой момент.
Хорошо, что котейку откачать удалось.

о бедном преподе замолвите слово

Статья (на английском) о положении вузовских преподавателей в России. Жаль, что русской версии нет.
Проблема затронута важная и нужная, и я пыталась поднимать её ещё лет десять назад, но меня зашикивали. Дело в том, что я испытала на своей шкуре почти всё то же, что и героиня статьи - разница в том, что меня не заманивали высокими зарплатами, я пережила нечто подобное за зарплату на уровне МРОТа. И в Сибирь ехать не понадобилось - дело было в Москве.
На риторические формулы про Маркса и капитализм в статье обращать внимания не надо, информация там достоверная и диагноз важный. Единственное, с чем я не согласна - с тем, что происходящее отражает всемирные тенденции. Да, прекаризация умственного труда - всемирная тенденция, но в российской сфере науки и образования ситуация совершенно особая, у нас дикий двухслойный бутерброд: с одной стороны, культ подвижничества и энтузиазма, с другой стороны, самый отмороженный социал-дарвинизм ("не нравится - уходи, тебя никто не держит"). Заикаться об уровне зарплаты и условиях труда - неприлично. А выполнить условие "не нравится - уходи" мешает очень низкая горизонтальная мобильность в российской академической среде и отсутствие реальной конкуренции работодателей (например, "конкурсы" вакансий носят имитационный характер, и делается всё, чтобы человек "с улицы", не имеющий предварительных договорённостей с руководителем подразделения, не был к ним допущен).
То есть идеализм и любовь к профессии, которые по советской традиции вменяются в обязанность молодым учёным как модель поведения, становится инструментом шантажа и закрепощения со стороны администрации. И это в статье ухвачено верно.

отгадка

Нуууу, что ж все такие сонные? Я думала, правильных ответов на загадку будет больше. Вообще-то в условиях загадки было написано: лингвистическая. Так что ответ надо было искать в сфере лингвистики, а не авторского права, не эстетических достоинств песни и пр.
Итак. Правильные ответы.
1) Как догадались некоторые участники игры, переделка текста понадобилась для исполнения песни на мужской голос. Канонический вариант "это в городе я всё грустила" (в фильме песню поёт девочка).
2) Догадаться о том, какой вариант первичен, можно. В переделанном варианте -

Это в городе мне грустно было,
А за городом смеюсь, смеюсь, смеюсь...


- нарушается синтаксис. Этот вид эллипсиса - когда во второй части сложносочинённого предложения пропадает подлежащее - возможен, когда в первой части оно таки есть и подразумевает тот же субъект:

Я вчера весь день работал, а сегодня (я) встать не могу.

Она зашла в магазин, а потом (она пошла) на почту.

Это в городе я всё грустила, / А за городом (я) смеюсь...


Переделанный текст получился синтаксически безграмотным, потому что предложение "это в городе мне грустно было" - безличное. (Нет!!! "Мне" - не подлежащее, а дополнение, специально для мимопробегающих жертв ЕГЭ).

ЗЫ: как же утомили. Только потому, что я пишу не птичьим языком, а человеческим, и анализирую не какие-нибудь там старославянские минеи, а современные песни и фильмы, набегают толпы людей, забаненных в Розентале, чтобы высказать своё сверхценное мнение о грамотности. По-моему, когда в посте употребляется слово "лингвистика", это автоматом подразумевает, что он адресован читателям, хотя бы немного разбирающимся в этой дисциплине. Я же не лезу в комменты к математикам доказывать им, что при делении на ноль получается ноль (шутка).
Я вообще-то заводила блог для общения с профессионалами на профессиональном уровне, а не для бесплатного просвещения почтеннейшей публики по программе средней школы. Пичалька...

читая Паскаля Буайе

Читаю "Анатомию человеческих сообществ". То, что он пишет о психологии группового поведения и образования альянсов, кажется вполне убедительным и хорошо обоснованным ссылками на научные исследования. Но, когда он начинает рассуждать об эволюционных корнях семьи, брака и гендерных моделей поведения, что-то вянут уши. Поскольку он берёт за основу те самые эволюционно-психологические спекуляции, которые ещё в 2007 г. разобрал по косточкам Ричардсон в книге Evolutionary Psychology as Maladapted Psychology (в частности, продемонстрировав, что чуть ли не 99% экспериментальных данных "эволюционной психологии" получено на студентах психфаков).
На месте, где Буайе приплёл обычай папуасов прыгать на тарзанке с башни к половому отбору (мол, мужчины демонстрируют рискованное поведение, чтобы произвести впечатление на женщин), я начала ржать.
Что не так? Во-первых, у папуасов демонстрация агрессивной маскулинности всегда адресована другим мужчинам, а не женщинам. Да, это может иметь отношение к половому отбору (конкуренция), но уже на этом этапе ошибка в рассуждениях.
Во-вторых, конкретный обычай прыжков с башни существует в конкретном месте - на острове Пятидесятницы, одном из островов Вануату. И там существует предание, что изначально этот обычай практиковали как раз женщины! (Достоверно ли оно исторически, неясно, но ничего неправдоподобного в нём, в отличие от этиологических легенд типа "когда-то у женщин были бороды", нет - в конце концов, и театр кабуки изначально был женским, и это документировано).
В-третьих, обряд прыжков с башни с выбором невест не связан примерно никак. И наконец, в-четвёртых - что самое важное - даже если бы девушка с острова Пятидесятницы заметила и оценила лихого прыгуна, это вряд ли повлияло бы на её возможность выбирать. Потому что на этом острове браки заключаются через сватовство и невеста зачастую не знает, кого ей выбрали в мужья, до того, как родители об этом объявят.
Может, конечно, родители невесты и смотрят на то, кто лучше всех прыгает с башни, но это ещё требует этнографического подтверждения, и даже если это подтвердится, это в любом случае не "половой отбор" в орнитологическом смысле.
Эволюционные психологи, они такие эволюционные психологи...

по следам одной публикации (личное)

Этим летом Интернет взорвала публикация плача выпускников элитных школ, что им скучно в вузе. Прочтение вызвало у меня множество размышлений, которые раньше не приходили в голову.
Если бы я была троллем, я бы, наверное, посоветовала авторам письма купить дипломы в подземном переходе, устроиться на работу и не отнимать бюджетные места у тех, кому не скучно учиться. Но я не тролль, поэтому собираюсь рассмотреть вопрос серьёзно.
Когда я училась в РГГУ, примерно треть группы составляли странные, плохо одетые юноши и девушки, которые никогда ничего не учили, неделями не ходили на занятия и тем не менее сдавали все предметы на пятёрки. После выпуска они вдруг почти все оказались на высокооплачиваемой работе в медиа и издательствах. Я не сразу поняла, что это были выпускники элитных школ и профессорские детки. Я удивлялась, почему они ни черта не делают, но всё знают. Они, в свою очередь, удивлялись, зачем я так много учусь - «зачем тебе это надо?».
Теперь я понимаю: они действительно всё знали ещё со школы. Поэтому они тусовались, пили пиво, ходили на литературные вечера - и обзаводились знакомствами и горизонтальными связями, важными для будущего. У меня на это времени не было. Я должна была освоить список литературы из программы. Помню, как на первом курсе какой-то препод небрежно произнёс: «Так сказал один известный исследователь… вы, наверное, уже знаете его имя… конечно, Бахтин». Я впала в ступор, потому что ни о каком Бахтине отродясь не слышала. Мне негде было узнать про Бахтина. Я жила в Зеленограде, электронно-техническом моногородке, где гуманитарная среда отсутствовала как таковая, а в библиотеках преобладали фантастика и научпоп о космосе и обезьянах. Оттуда я ежедневно ездила в РГГУ - рейсовый автобус плюс метро. Был период, когда автобус приходилось брать штурмом, рискуя угодить под колёса, и потом почти час ехать стоя, повиснув в давке на одной руке. (Однажды мне, чтобы попасть в автобус, пришлось перешагивать через раздавленную собаку и её кишки). При этом надо было ещё как-то умудряться попадать в московские библиотеки. В общем, я вставала в шесть утра, приезжала домой зачастую в девять или десять вечера и просто валилась спать. Как я не сдохла, учитывая, что с 13 лет меня мучают тяжёлые головные боли - не знаю.
Так вот, я тоже оканчивала школу, носившую гордое название «гуманитарная гимназия». Но в Зеленограде понимали это в духе технарей - как «меньше математики + второй иностранный язык». Гуманитарная подготовка там была вполне типовой общеобразовательной. И я очень быстро обнаружила её недостаточность. Я поняла, что на вступительных мне будет трудно конкурировать с лицеистами и олимпиадниками (хотя и не представляла себе, насколько трудно).
И тут возникает неприятный вопрос. Официально у нас доступ к высшему образованию открыт для всех, кто окончил среднюю школу. Предполагается, что для поступления в вуз достаточно знания стандартной школьной программы. И как разрешить дилемму? Остаётся только либо в открытую признать, что вузы - для выпускников элитных школ, а не для всех, либо поделить вузы на «для элиты» и «для плебса». Потому что с виду прекрасная идея помещать умных детей в элитные школы и учить их по более сложной программе оборачивается усилением и закреплением неравенства.
Дело в том, что элитные однокашники признавали меня интеллектуально равной себе. Они относились ко мне дружелюбно и охотно болтали со мной о литературе и философии. Но после выпуска, устроившись на свои тёплые местечки, они в большинстве своём перестали со мной знаться.
В науке из этих ребят не остался почти никто, я же видела в науке смысл жизни и все силы тратила на то, чтобы удержаться на плаву в академической среде, наивно считая, что мой энтузиазм оценят. Не удержалась - академическая среда меня пережевала и выплюнула. В результате за 17 лет своих отношений с филологией я получила полное выгорание и совершенно разрушенную психику.
Так вот, неравенство - это не когда у одного много, а у другого мало. Неравенство, особенно в индустриальном и постиндустриальном обществе - это когда одному человеку для достижения того же или даже меньшего результата приходится затрачивать намного больше сил и ресурсов, чем другому. (Вот почему, кстати, ситуация, когда вузовский преподаватель получает одинаковую зарплату с дворником - это не равенство преподавателя и дворника, а напротив, неравенство, потому что дворник как минимум не вкладывался в учёбу и защиту диссертации).
Например, читая интервью Марка Липовецкого, я думаю, что он безусловно замечательный исследователь и милейший человек, но не у всех есть папа-филолог, который с 14 лет учит вас литературоведению и пристраивает ваши статьи в печать.

UPD: спасибо всем за обсуждение, которое в основном было содержательным и вежливым, а сейчас я, пожалуй, его закрою. Просто потому, что оно разрослось, и высказывания стали повторяться по третьему кругу.

Коза кричала нечеловеческим голосом, или Не говори красиво

Оказывается, у Варвары Никитичны есть английские родственники. И что самое интересное, плохо пишущие носители английского языка делают те же ошибки стиля и сочетаемости, что русские. Вначале я не поверила своим глазам. Это далеко не первая, мягко говоря, книга на английском, которую я читаю (будучи по образованию историком английской литературы), и как минимум четвёртая, которую я перевожу. Но такого я ещё не встречала. Наконец я поняла, что я не ошиблась - аффтар действительно плохо пишет. Он действительно пытается загнуть покрасивше, изобретает вычурные и нелепые метафоры, мешает редкие книжные слова с жаргоном и вообще творит такое, что порой приходится думать по полчаса, чтобы перевод не нарушал базовых законов грамотности (ведь читатели решат, что это я, переводчик, так коряво перевела!).
Вчера я дошла до перла, от которого долго валялась под стулом:

But after the gauntlet of ice and anoxia that capped the era, only freshwater tetrapods survived.

"Но после железной рукавицы оледенений и аноксии, увенчавшей эпоху, выжили только пресноводные тетраподы" (по-английски ещё смешнее, потому что "увенчать" - to cap).
Нет, ну я понимаю, что автор хочет сказать - что девонский период завершился суровыми испытаниями в виде оледенения и потери кислорода (в океане). Но это классическое "коза кричала нечеловеческим голосом". Ей-богу, увижу автора - самому варежку на голову надену. Чтобы посмотреть, как он будет выглядеть.
Дорогие авторы, пишущие на любом языке! Не говорите красиво. Чтобы рукавица не очутилась на голове, засуньте вашу любовь к метафорам... вы догадались, куда. Не в голову.

А теперь самое интересное (развязка)

Итак, развязка эпопеи с образовательным центром "имени Ломоносова", куда я ходила на собеседование.
Часть 1. (про странный тест)
Часть 2. (про рассылку с приглашением на семинары)
Я обнаружила, что я вообще НЕ ОТСЫЛАЛА резюме в эту конкретную контору. Не зря, оказывается, я не могла припомнить, чтобы я это делала. Я думала, что, наверное, просто это было давно, несколько месяцев назад, и я не помню. Фиг вам. Ни в почте (я отправляю резюме только с одного ящика), ни в мессенджере Фейсбука нет никаких следов переписки с центром Ломоносова до того дня, как мне позвонили и пригласили на собеседование. (Переписку с работодателями я обычно храню по нескольку лет и удаляю в последнюю очередь).
Это объясняет, и почему я ничего не помнила об отправке резюме, и почему по телефону мне задавали удивившие меня вопросы об опыте работы (в резюме я его чётко и ясно указываю) и о том, какие предметы я преподаю (что может преподавать филолог, у которого указано в резюме преподавание литературы и английского, не физику же?). На самом деле они в глаза не видели моего резюме и звонили наобум. Следовательно, все версии объяснения происходящего в духе "да вам, девушка, просто померещилось" - не работают. Не работает версия, что целью собеседования было просто отсечь "людей с улицы", потому что на должность уже взяли своего человека - потому что "ломоносовцы" САМИ мне позвонили. Не работает версия про "автоматом включили в базу данных рассылок". И т.д.
Схема с нелепым "тестированием" преследует именно цель заманивания на учебные курсы повышения квалификации. Как я и предполагала раньше.
Откуда они взяли мои контакты? Элементарно, Ватсон: из репетиторской базы данных. Как раз из списка тех людей, которые потенциально могут интересоваться учительскими тренингами по подготовке детей к ЕГЭ и ОГЭ и могут выложить за это деньги (потому что репетиторы, заточенные на ЕГЭ и ОГЭ, пользуются заведомо большим спросом, и их труд оплачивается выше, чем тех, кто просто подтягивает по предметам).
Итак, "учебный центр имени Ломоносова", располагающийся на ул. Солженицына - жулики. Но жулики хитрые, потому что юридически факт жульничества доказать невозможно (никто не обещал соискателям, что их возьмут на работу по результатам тестирования, нигде не написано, в какой форме работодатель обязан проводить собеседовение, никто не заставляет меня записываться на их семинары и т.д.). Возможно, их семинары даже качественные и действительно помогают готовить детей к ЕГЭ. Моя задача - просто предупредить тех, кто с этим столкнётся. А там дело ваше, каждый пусть решает для себя, нужно ли с ними связываться или нет.

а вот и разгадка, ха-ха

Продолжение истории, описанной в предыдущем посте.
Не прошло и нескольких дней, как образовательный центр имени Ломоносова начал закидывать меня письмами и эсэмэсками, приглашающими на всяческие семинары и вебинары для преподавателей.
То есть схема такая - сначала заставляем соискателя почувствовать себя идиотом, а потом заманиваем на тренинги. (Подозреваю, что не бесплатные; если же бесплатные, то, скорее всего, какое-то освоение бюджета для отчётности, но вряд ли - компания негосударственная). Недурно придумано. Вероятно, с юными выпускниками педвузов работает. Я на подобную схему разводки уже натыкалась в конце нулевых, правда, так и не поняла, в чём конкретно она состояла (реальных денег с меня тогда не взяли - может быть, их потребовали бы на следующем этапе).
В общем, информация к размышлению, поскольку я знаю людей, которые реально работают в этом "Ломоносове", и они вряд ли подвергались подобному тестированию или прослушивали семинары. "У шкатулки ж двойное дно" (кстати о знании текстов Ахматовой).