Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

моя научная деятельность

Немного обо мне.
По специальности шекспировед-расстрига: начинала с Шекспира, потом перевела две главы из Вильяма Лэнгленда, ну, а кончилось всё англосаксами (и до сих пор тянется).
Место работы - Институт филологии и истории РГГУ.
Научные интересы - западноевропейская культура от Средневековья по начало XVII в.; Древняя Русь; история ментальностей; культурные коды телесности.

Избранные публикации:

"Видение о Петре Пахаре" В. Лэнгленда. Гл. 1-2: Перевод, вступ. ст. и комментарии //Кентавр. Вып. 3. М.: РГГУ, 2006. С. 286-304. [pdf]

"Багира сказала...": Гендер сказочных и мифологических персонажей англоязычной литературы в русских переводах

Телесность и метафора плоти в "Венецианском купце" [pdf]
Collapse )
Ну, и если понравились мои статьи, можно выразить наглядно:</a>
мю

нет, не про мороженое

Лахова, конечно, мне знатно подкузьмила, но я всё-таки хочу провести опрос. Интересует меня исключительно освоение названий цветов носителями русского языка в детстве, комменты про ориентацию оставьте при себе, пожалуйста.
Итак, главный вопрос: учили ли вас в раннем детстве названиям 7 цветов радуги специально? В "специально" входит требование знать названия цветов и их порядок и/или использование мнемотехник типа "Каждый охотник желает знать..." или "Как однажды Жак-звонарь..." (запоминалки могут быть авторскими, это роли не играет).

This poll is closed.

Меня учили цветам радуги...

в детском саду
6(4.4%)
в начальных классах школы
9(6.6%)
старшие родственники
62(45.3%)
освоил через развивающие книжки/ журналы/ игры
16(11.7%)
специально не учили
19(13.9%)
не помню или затрудняюсь ответить
25(18.2%)


UPD: Результаты частично опровергают мою гипотезу, а частично подтверждают. Абсолютное большинство впервые получило эти сведения от старших родственников, а не в образовательных учреждениях. Тем не менее большинство современных носителей русского языка специально обучали названиям 7 цветов ньютоновского спектра в раннем детстве.
мю

русский голубой (небольшое расследование)



Как всем известно, русские различают "синий" и "голубой", а для этих странных англичан всё blue... Или нет?
Если углубиться в этот вопрос, то картина гораздо сложнее.
Во-первых, как известно всем, кто дружит с компьютером, в английском обозначение "голубого" есть - cyan. Но в бытовой речи оно не используется. Просто оно не относится к нейтральному общеупотребительному лексикону.
Во-вторых, названия "синий" и "голубой" носители русского языка выучивают не "естественным путём", как "красный" и "зелёный" ("не ешь это яблоко, оно зелёное, возьми красное"). Мы усваиваем его в детском садике или в начальных классах школы, когда нас учат цветам радуги (Мединский, брысь!) и мучают всеми этими запоминалками про охотников и фазанов. Кстати, прекрасно помню, как меня в детстве возмутило, почему синий и голубой выделены как разные цвета, а фиолетовый и сиреневый - нет (где логика у этих взрослых?).
Вот только семицветный солнечный спектр придумал... англичанин Исаак Ньютон. Визуально глаз выделяет в радуге 6 цветов, но Ньютону хотелось придать модели сакральную гармоничность, и он выделил blue и indigo как два разных цвета. Причём под blue он понимал то, что сейчас носитель английского назвал бы cyan. То есть значения слов ещё и меняются со временем.
А дальше ещё интереснее, потому что Ньютонов спектр, естественно, мог попасть на русскую почву и встроиться в нашу систему начального образования только в послепетровскую эпоху. Что же было в допетровской Руси?
Слово "голубой" определённо было как минимум с XIV в. В берестяной грамоте №142 - "къне мъи голубыи" ("конь мой голубой"). Понятно, что конь "голубой" в данном случае не больше, чем котик на картинке. Это логично, поскольку "голубой" происходит изначально от "голубя": цвета голубя - значит серый с синеватым оттенком. Прошарила по Национальному корпусу русского языка - вплоть до конца XVI в. подавляющее большинство употреблений слова "голубой" относится именно к масти животных.
А вот с XVII в. начинается по-настоящему интересное. Слово "голубой" начинает активно употребляться применительно к цветам одежды и ткани, причём by default - богатых и статусных (потому что бедные если и красили одежду, то письменных завещаний и перечней имущества не оставляли). Вряд ли бояре и церковные иерархи снисходили до синевато-серого. Видимо, всё же имелся в виду более яркий цвет. Но какой именно?
Тут, как оказывается, полнейшая путаница. В источниках XVII в. бытуют три лексемы - "синий", "голубой" и "лазоревый". Одни источники используют только "синий". Другие - только "голубой". Третьи различают "синий" и "лазоревый". Самое детальное и экзотическое разграничение - в записях купцов, торгующих импортными тканями: те различают "синий", "голубой" и "лазоревый" как три отдельных цвета. Но систематического противопоставления "синего" "голубому" в русских памятниках XVII в. не наблюдается!
Мораль сей басни такова. Во-первых, знаменитые эксперименты Леры Бородицкой с различением синего и голубого носителями русского (и, соответственно, английского) языка в идеале требуют проверки на неграмотных русских, не получивших начального образования. Да только где ж их взять в наше время?
Во-вторых, прежде чем обсуждать влияние языка на мышление, неплохо бы отграничить факты языка от установок образования, полученного на этом языке. Возможно, в английских детских садиках и начальных школах просто не долдонят цвета солнечного спектра с такой настойчивостью, как у нас (ну не считается это обязательным элементом начального образования деток).
Во-вторых с половиной, всё-таки печально, что англофонная научная традиция не различает понятия "язык" и "речь". Возможно, многих фундаментальных лингвистических споров англоязычного мира просто не возникло бы, если бы такое различие признавалось. Мы овладеваем не собственно языком, а способом его использования - речью. Образование навязывает одни способы использования языка как правильные и отсекает другие как неправильные (например, для японца не различать "р" и "л" нормально, но русского ребёнка, если он в шесть лет всё ещё их не различает, тащат к логопеду). А мышление - это посредник между языком и способом его использования.
С вами был Капитан Очевидность.
UPD: Сорри, комментарии отключаю. Я не ожидала, что в комментах возникнет такой срач и что там появятся люди, которые во что бы то ни стало хотят нахамить, не вникнув как следует в написанный текст. Особенно замечательно обвинение в том, что я "прочла одну страницу учебника" (вообще-то в посте моё оригинальное исследование на основе Национального корпуса русского языка).
мю

#Панталоныфракжилет

Свершилось! Моя книга " #Панталоныфракжилет: Что такое языковые заимствования и как они работают" вышла.
Дисклеймеры:
1) Разумеется, уже после недель мучительной вычитки правок и боданий с редакцией, уже после того, как вёрстка ушла в типографию и я ровненько села на опе, я вспомнила о куче интересного материала, который я туда позабыла включить. Например, про заимствования числительных и про русское "сорок".
2) Как выяснилось, там, где оказываются два лингвиста, там даже не три, а тридцать три мнения буквально по ЛЮБОМУ вопросу - начиная от того, кто у кого заимствовал имя Владимир/ Вальдемар, и кончая гипотезой Сепира-Уорфа, которая для одних давно отвергнутая чушь, а для других давно установленная научная истина (и "вы просто не владеете темой").
Я не говорю уже о разночтениях в российской и англофонной научной традиции. В России человек, не различающий суффикс и окончание, называется двоечником третьего класса. В Англии и США он называется профессором лингвистики :-)
В своё оправдание я могу сказать лишь то, что по мере возможности старалась обосновывать свои утверждения ссылками на профессиональные источники.
Книга продаётся здесь:
https://www.alpinabook.ru/catalog/book-643998/

pantalonyfrakzhilet

и немного интересного чтения

Статья тридцатилетней с лишком давности, но по моим ощущениям нисколько не устарела. Особенно злободневно читается на фоне нынешних попыток найти "индоевропейцев" генетическим путём.
В.П. Нерознак. ПРАЯЗЫК: РЕКОНСТРУКТ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ?
Можно составить себе представление, каково реальное положение дел в лингвистике (весьма непростое) и насколько избирательно археологи и генетики выдёргивают оттуда позицию лишь одной из сторон (крайнего дюмезилизма, так сказать).

попытка филолога защитить Гладстона (и неудачная)

Вот тут в издании со странным названием "Журнал литературной семантики" коллега по ремеслу пытается в 21-м веке выступить в защиту Гладстона (речь идёт о теории викторианской эпохи, согласно которой древние греки гомеровской эпохи не различали цвета).
Sampson G. Gladston as Linguist
Что я могу сказать? Попытка вышла крайне неудачной. Сэмпсон пытается отмыть Гладстона от обвинений в биологизаторстве, рассматривая "биологическое" с современной, постдарвиновской позиции, то есть как нечто противопоставленное обучению. Но Гладстон-то изначально мыслил с додарвиновских позиций, он явно представлял себе эволюцию цветового зрения по Ламарку - как результат упражнения (о чём свидетельствует его музыкальная метафора - мол, цветовое зрение приобреталось так же, как музыкальный слух. К несчастью для Гладстона, ламаркизм потерпел крушение ещё при его жизни, вскоре после выхода его работы о Гомере.
Самый же неприятный момент для теории Гладстона состоит в том, что уже в 1880-е гг. при раскопках Акрополя были найдены неопровержимые свидетельства того, что архаические греки превосходно умели использовать синюю краску, как и все другие виды красок. Получается, что ламаркистская эволюция цветного зрения у человечества заняла всего каких-то 300-400 лет - не маловато ли будет? То есть даже на последнюю четверть XIX в. эта теория была ненаучной со всех сторон. (Отдельный замечательный момент: крито-минойцы в сильно догомеровскую эпоху почему-то тоже отличные цветные фрески с изобилием синего цвета писали).
Удивляет же то, что в филологических науках всё ещё продолжают цепляться за теорию Гладстона, пытаются как-то её осовременить и модифицировать, приспособив, например, к нуждам лингвистического релятивизма (ссылаются на скудный цветовой лексикон у некоторых первобытных народов). Автор данной статьи привлекает даже анекдотическое свидетельство о том, что негроиды якобы могут видеть цвета иначе из-за пигментации глаз. Хотя человеческое цветное зрение за последние 100 лет изучено вдоль и поперёк, всё давно описано и вошло в учебники по физиологии, а со второй половины XX в. изучено и цветное зрение у обезьян - можно с ходу нагуглить огромное количество исследований. Лень ознакомиться с литературой по теме? А обезьяны, как выяснилось, отлично различают все те же цвета, что и мы (см. также в этой статье обсуждение классификаций цветов в разных культурах). Занятна методика эксперимента: обезьян предварительно обучили пользоваться цветовыми понятиями, т.е. им уже навязали готовую классификацию. Если бы эксперимент поставили по-другому (например, учили различать по цветам пустые и полные кормушки), подозреваю, что обезьяны вообще не испытывали бы затруднений с классификацией и легко отличили бы сиреневый от голубого.
Мораль? Следует отличать восприятие от именования. Было бы странно утверждать, что русские не различают dough и batter, просто потому, что в русском языке то и другое "тесто". Или что англичане не различают стол и таблицу (table).
Досадно, что теория лингвистической относительности может быть весьма продуктивной в том, что касается восприятия социальных отношений, половозрастной психологии, мифологии и религии. Но она зациклилась на отношениях человека с физическим миром и раз за разом лажает, но не хочет в этом признаваться.

ещё одна филологическая безделушка

Написала короткую заметочку:
Какую «пинехросу створих» Святослав?
Я предполагаю, что разгадка "пинехросы" проста и прозаична - что это не грамота с золотой печатью, не золотая дощечка, не ритуальный предмет для клятвы и вообще не предмет... Просто комментаторы этого места плохо пользовались словарями греческого. Нужно было искать не существительное.

много занудной истории языков

Ещё раз о слове варяги: из истории лингвистических недоразумений
Недавно у меня не вынесла душа, и я написала заметочку. Иллюстрирующую, до какой степени в историко-филологических науках различные области изолированы друг от друга и мэтры в одной области могут не иметь представление об элементарных азах смежной дисциплины. В результате чего ошибки тиражируются и множатся.
Подчёркиваю специально: претензии к критикуемым авторам у меня не в том, что они чего-то не знают лично. Знать всё одному человеку - невозможно. Претензия в том, что они не обращаются за сотрудничеством и консультациями к исследователям в смежных областях. В том, что гуманитарии, за редким исключением, всё ещё считают научное исследование делом, с которым способен справиться кабинетный одиночка - то есть стоят на уровне мышления XIX в. А это уже невозможно хотя бы в силу накопившихся объёмов данных.

о Шишкове (разбор полётов)

Оказывается, камрад mitrius написал статью о полемике Шишкова и арзамасцев, где подробно разбирает мифы вокруг этой истории (к мифотворчеству приложил руку и сам Шишков). Благодарю юзера r_p за ссылку.

Д. Сичинава. Мокроступы против фраков: взгляд лингвиста