Category: армия

немного селфи по случаю выхода альманаха "Азимут"

Селфи у меня стабильно получаются плохо, ну да ладно.
Вышел номер альманаха "Азимут" с моим рассказом "Сгущённое молоко". Рассказ этот - про подводную лодку, ставшую Летучим Голландцем - был у меня одинокий, ни к какому циклу тематически не примыкал, так что я была рада возможности опубликовать его в "Азимуте". В руках у меня русскоязычная версия, но у альманаха есть и украинский вариант - так что меня уже на второй язык переводят. Очень благодарна переводчику Виталию Геныку и иллюстратору Вадиму Соколенко.
Вопрос выкладывания рассказа в сеть буду согласовывать с редакцией альманаха.

selfieazimut

про бабушку: женское лицо войны

В нашем районе тишина, неожиданная и уютная. Обычно утро 9 мая всё время встречает меня ором Кобзона из репродукторов, где бы я ни жила. Как же хорошо посидеть и выпить в тишине.
"Деды", ёлы-палы. Один мой дед был ещё малолетним и по возрасту на войну не попал, второй, полуукраинец - был инвалидом, схлопотал тяжёлые нарушения обмена веществ, перенеся в детстве голод (тот самый). На войне у меня побывала бабушка. Нарожнова Ираида Ивановна, урождённая Козлова (1924-2001).
Ужасов, впрочем, не было. Были бытовые тяготы, унижения и абсурд. Бабушка служила на восточном фронте, куда девушки из семей железнодорожников Оренбургской области попадали по призыву. Эта страница истории войны до сих пор ещё не написана. Даже у Светланы Алексиевич в книге "У войны не женское лицо" про женщин на фронте сказано не всё. Там много правды. Например, про то, что фронтовички были вынуждены не афишировать своё участие в войне - общественное мнение считало их поголовно шлюхами (мол, что ещё девушка может делать на фронте, кроме как трахаться со всеми солдатами?). И про то, что в реальности секса у этих женщин было очень мало - не до того было, да и мужчины быстро переставали воспринимать их как предмет влечения. Но всё-таки не вся правда. Алексиевич пишет главным образом о восторжённых волонтёрках. Не все девушки, увы, попадали на войну подобным образом. Некоторые оказались там по призыву, через военкомат, как и мужчины. И речь не идёт о медсёстрах или студентках медучилищ. Мою бабушку призвали в авиационные войска. (Сувениром её службы стало подхваченное там словечко "блудить" в значении "блуждать").
Когда Ира демобилизовалась, её сестре Тамаре было пять лет. Со слов родителей она знала, что у неё есть старшая сестра, которая должна вернуться с войны. И вот однажды она, играя на улице, увидела, как к дому идёт девушка в пилотке. Тамара завопила: "Ира вернулась!", - и кинулась домой, а подойти к сестре сама - испугалась почему-то.
Возвращение сестры так взбудоражило её и восьмилетнего брата, что дети уронили на себя висевший на стене велосипед. В общем, такой день было сложно не запомнить.
Сегодня я набрала номер Тамары Ивановны, и мы выпили за память девушки в пилотке.

PS. К сожалению, абсолютно нечем сейчас переснять её фотографию. Придётся с этим подождать.