Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

моя научная деятельность

Немного обо мне.
По специальности шекспировед-расстрига: начинала с Шекспира, потом перевела две главы из Вильяма Лэнгленда, ну, а кончилось всё англосаксами (и до сих пор тянется).
Место работы - Институт филологии и истории РГГУ.
Научные интересы - западноевропейская культура от Средневековья по начало XVII в.; Древняя Русь; история ментальностей; культурные коды телесности.

Избранные публикации:

"Видение о Петре Пахаре" В. Лэнгленда. Гл. 1-2: Перевод, вступ. ст. и комментарии //Кентавр. Вып. 3. М.: РГГУ, 2006. С. 286-304. [pdf]

"Багира сказала...": Гендер сказочных и мифологических персонажей англоязычной литературы в русских переводах

Телесность и метафора плоти в "Венецианском купце" [pdf]
Collapse )
Ну, и если понравились мои статьи, можно выразить наглядно:</a>

про мозг

Ездила сегодня в налоговую. Тётенька за стеклом говорит:
- Вот тут поставьте фамилию, инициалы и дату - 23 февраля 2019 года.
Я, слегка офигев:
- Февраля?!
Мы обе ржём. Я что-то шучу на тему того, что до праздника ещё долговато.
Хороший пример, по-моему, того, как работает мозг. Он пытается подсовывать нам готовые блоки. "23 февраля" готовый блок, тогда как "23 января" комбинируется из отдельных частей. Мыслить блоками экономичнее, потому что меньше усилий тратится на комбинирование. А эволюция в общем и целом диктует нам лень: зачем тратить больше энергии, если можно затратить меньше?
Пускаться в эссеистику о языке пропаганды не стану - всё давно написано.
ЗЫ: очепятка, которую я допустила в первоначальном посте - 2018 г. вместо 2019 - тоже показательна, но иллюстрирует немного другую закономерность (синдром января следующего года, т.е. механическую привычку и затруднения с переключением).

немного селфи по случаю выхода альманаха "Азимут"

Селфи у меня стабильно получаются плохо, ну да ладно.
Вышел номер альманаха "Азимут" с моим рассказом "Сгущённое молоко". Рассказ этот - про подводную лодку, ставшую Летучим Голландцем - был у меня одинокий, ни к какому циклу тематически не примыкал, так что я была рада возможности опубликовать его в "Азимуте". В руках у меня русскоязычная версия, но у альманаха есть и украинский вариант - так что меня уже на второй язык переводят. Очень благодарна переводчику Виталию Геныку и иллюстратору Вадиму Соколенко.
Вопрос выкладывания рассказа в сеть буду согласовывать с редакцией альманаха.

selfieazimut

про бабушку: женское лицо войны

В нашем районе тишина, неожиданная и уютная. Обычно утро 9 мая всё время встречает меня ором Кобзона из репродукторов, где бы я ни жила. Как же хорошо посидеть и выпить в тишине.
"Деды", ёлы-палы. Один мой дед был ещё малолетним и по возрасту на войну не попал, второй, полуукраинец - был инвалидом, схлопотал тяжёлые нарушения обмена веществ, перенеся в детстве голод (тот самый). На войне у меня побывала бабушка. Нарожнова Ираида Ивановна, урождённая Козлова (1924-2001).
Ужасов, впрочем, не было. Были бытовые тяготы, унижения и абсурд. Бабушка служила на восточном фронте, куда девушки из семей железнодорожников Оренбургской области попадали по призыву. Эта страница истории войны до сих пор ещё не написана. Даже у Светланы Алексиевич в книге "У войны не женское лицо" про женщин на фронте сказано не всё. Там много правды. Например, про то, что фронтовички были вынуждены не афишировать своё участие в войне - общественное мнение считало их поголовно шлюхами (мол, что ещё девушка может делать на фронте, кроме как трахаться со всеми солдатами?). И про то, что в реальности секса у этих женщин было очень мало - не до того было, да и мужчины быстро переставали воспринимать их как предмет влечения. Но всё-таки не вся правда. Алексиевич пишет главным образом о восторжённых волонтёрках. Не все девушки, увы, попадали на войну подобным образом. Некоторые оказались там по призыву, через военкомат, как и мужчины. И речь не идёт о медсёстрах или студентках медучилищ. Мою бабушку призвали в авиационные войска. (Сувениром её службы стало подхваченное там словечко "блудить" в значении "блуждать").
Когда Ира демобилизовалась, её сестре Тамаре было пять лет. Со слов родителей она знала, что у неё есть старшая сестра, которая должна вернуться с войны. И вот однажды она, играя на улице, увидела, как к дому идёт девушка в пилотке. Тамара завопила: "Ира вернулась!", - и кинулась домой, а подойти к сестре сама - испугалась почему-то.
Возвращение сестры так взбудоражило её и восьмилетнего брата, что дети уронили на себя висевший на стене велосипед. В общем, такой день было сложно не запомнить.
Сегодня я набрала номер Тамары Ивановны, и мы выпили за память девушки в пилотке.

PS. К сожалению, абсолютно нечем сейчас переснять её фотографию. Придётся с этим подождать.