Category: наука

сферический бобр в вакууме

Читая "Слепого часовщика" Ричарда Докинза, наткнулась у него на очаровательный образец жанра "ляпы мэтров". Он иллюстрирует свою теорию эгоистичного гена на примере бобров. Логика рассуждений следующая: генетическая мутация чуть-чуть меняет определённую область мозга бобра, из-за чего бобр при плавании выше держит голову над водой, а значит, меньше вероятности, что с ветки, которую он держит в зубах, смоется грязь, а значит, ветка лучше прилипнет к хатке или плотине и т.д.
Всё изумительно, только Докинз, похоже, не затруднился знакомством с реальным поведением бобров даже по литературе. (Он, правда, и сам проговорился, что условно экстраполировал на бобров данные по... нематодам). Что не так с его рассуждением? Да всё.

1. Бобры не плавают, держа голову над водой. Как и выдры, выхухоли, утконосы, бегемоты и т.д. Держать голову над водой анатомически неудобно и энергетически неэффективно (даже люди, занимающиеся профессиональным плаванием, окунают лицо в воду). Я наблюдала, как плавает дикий бобр в природе - его и разглядеть-то непросто, если не караулить заранее, во все глаза наблюдая за водной гладью.

2. Как правило, бобры не подбирают ветки в грязи, а откусывают их с поваленного дерева или кустарника. На свежесрезанных ветках никакой грязи чаще всего не бывает даже в дождливую погоду.

3. Грязь для цементирования бобры наносят сами. На уже уложенные ветки.

Перед нами классический пример, когда из-за неверной посылки - "бобрам нужно держать голову над водой при плавании" - всё рассуждение теряет смысл. (Впрочем, тут неверная посылка даже не одна, а больше).

Может быть, прежде чем рассуждать о влиянии генов на поведение, стоит всё-таки получше изучить само поведение? И не только нематод в лаборатории или школьников в психологических экспериментах...

UPD: специально поясняю, что плыть, выставив голову из воды по передние зубы, не значит держать голову над водой в том смысле, в каком имел в виду автор книги - удержать над водой ветку от смывания грязи таким образом никак нельзя.

P.S. В моём журнале принято вежливое и уважительное ведение дискуссии. Тем, кому надо не обменяться информацией, а пободаться - пожалуйста, идите куда-нибудь в другое место.

тот неловкий момент, когда...

...заказываешь в интернет-магазине книжку Л.С. Клейна и видишь там цитату из себя почти 10-летней давности. А процитировано было моё высказывание на форуме "Троицкого варианта", когда я ещё утруждала себя комментариями там. Суть истории вот в чём: Клейн рассказал о том, как его донимает перепиской какой-то, видимо, сравнительно молодой гражданин, который хвастается тем, как он за деньги пишет чужие диссертации. Я тогда высказала на форуме свои сомнения в том, что такие люди существуют. Я считала, что те, кто занимается написанием чужих диссертаций, должны молчать об этом в тряпочку и изо всех сил стараться не спалиться. Я подумала, что либо Клейн пародирует, либо его собеседник пародирует, а Клейн, как свойственно пожилым почтенным учёным, принимает это за чистую монету.
А неловко потому, что с тех пор я сто раз убедилась в том, что такие люди существуют. Которые не только делают неэтичные, мягко говоря, вещи, но и бравируют этим. Я с тех пор насмотрелась экспонатов и пострашнее того господина.
К своему ужасу, вижу, что у меня и в 30 лет наивности хватало.

вот же зайчики, утю-тю

Стоило мне объявить о закрытии журнала, как почему-то ко мне стали ломиться желающие у меня опубликоваться. Нескольким я терпеливо разъяснила по е-мейлу, что журнал закрывается и что об этом сообщается в соцсетях. Потом раздался звонок на мобильный: "Здравствуйте, я К., так как насчёт публикации моей статьи?". Хотя я даже визитки этому К. не давала, не знаю, откуда он узнал мой телефон, он вообще из другого города.
Выяснилось, что, оказывается, К. присылал мне статью на редакционную почту, но через другого человека. Я уже не совсем терпеливо разъяснила, что журнал закрывается. В почте, действительно, обнаружилось два письма от имени неизвестной мне дамы, причём самой статьи в почте не было, а только краткая аннотация, из которой невооружённым глазом было видно, что статья вообще не по профилю журнала.
То есть автор научной работы считает абсолютно нормальным:
а) связываться с редактором не лично, а через третье лицо;
б) не присылать самого текста статьи;
в) не интересоваться, о чём вообще журнал и какая у него тематика.
А пункт (в), между прочим, за время существования журнала меня реально доконал. Потому что 90% авторов, обращавшихся самотёком, вообще не потрудились заглянуть на сайт журнала и посмотреть хотя бы примерное содержание номеров, а не то что раздел "Редакционная политика" (где разжёваны требования к материалам). Все пишут примерно так: "Добрый день, я хочу опубликоваться в вашем журнале, вот у меня тут статья на тему отношения чукчей к идеям чучхе". Ну зайчики, право. Вот как они, правда, себе это представляют? В переводе с русского на русский это значит: "Я ваш журнал не читал, о чём он, не знаю и знать не хочу, но вы, пожалуйста, меня опубликуйте". Есть же какие-то минимальные нормы приличия, чёрт подери. Или научный журнал по определению воспринимается как свалка для отчётности?
В общем, так или иначе, журнал больше не выходит, и слава богу.

закрываю лавочку

Журнал Valla закрывается. Поскольку издавать его в нынешнем стечении обстоятельств стало совершенно невозможно даже технически и физически, не говоря уже о моральном духе. Мне просто перекрыли кислород. Достаточно одного того, что платформа подписки основана на системе PayPal, которую у нас додавили окончательно. Можно, наверное, было бы найти замену и соорудить что-то другое, но для этого нужны деньги и команда специалистов на зарплате. Это невозможно сделать, сидя дома в одиночку без работы. Тем более что практической помощи от кого-либо добиться почти невозможно. (Да, издание журнала требует большого количества непозитивной и некреативной работы вроде вычитки корректур. А авторы склонны плевать на правила оформления и даже на правила грамматики). А ещё и на жизнь как-то зарабатывать надо.
А потом у вас, скажем, заболевает родственник, на плечи ложатся новые заботы, и всё становится вообще невыносимо. Я дошла до крайней степени депрессии (не той, о которой пишут в глянцевых журналах).
Плевать. Всё равно проект не стал тем, чем я его хотела сделать (меньше всего мне нужен был ещё один исторический журнал в РИНЦ, буэээ). Меня интересовала возможность социального бизнеса в науке и возможность независимой кооперации учёных, но, видимо, в российских условиях это невозможно.
Мы, как-никак, продержались три года и выпустили 17 номеров. Весь архив перевожу в открытый доступ, он будет сохраняться на сайте ещё два года.

http://vallajournal.com/journal/index.php/valla/issue/archive

о непрофессионализме (казалось бы, при чём тут рынок липовых дипломов и диссертаций?)

Ещё много лет назад я пыталась привлечь внимание к проблеме невостребованности профессионализма в современном российском обществе. В ответ я слышала следующее:
1) я всё преувеличиваю;
2) настоящие профессионалы всегда востребованы, а кто не востребован - тот не профессионал, пусть либо переквалифицируется, либо идёт пирожками торговать;
3) это только во всякой гуманитарщине липа, туда ей и дорога, а в "нормальных" областях (технических и пр.) всё замечательно;
4) жалко мне, что ли, если студент скачает дипломную работу из Интернета, "это ж формальность, всё равно он потом не пойдёт работать по специальности"; жалко мне, что ли, если чиновник защитит липовый диссер - "всё равно в настоящем научном сообществе знают, кто есть кто" и т.д.
Мало нам было прихода этих "жалко, что ли" в управление наукой и образованием...
Эксперт о пожаре в Кемерове:
Действительно, ужасная трагедия. И я также присоединяюсь к ранее высказанному мнению о том, что ее результат – это непрофессионализм. И что еще важнее – это отсутствие уважения к профессионализму и запроса на профессионализм со стороны в данном случае контролирующих органов и частного бизнеса.
К сожалению, у нас в стране произошла деградация инженерной и архитектурной профессии за 25-30 лет. И наряду с тем, что есть выдающиеся специалисты, но их очень мало, а средний уровень очень низкий. А бизнес-модель отечественного девелопмента на массовом уровне не содержит в себе запросы на экспертизу и на профессионализм. Экономия начинается с экономии на мозгах, на проектировании. Прощение ошибок со стороны контролирующих органов покупается довольно часто – к сожалению, это распространенная практика. И такого рода результаты, увы, неизбежны в этой системе.

(Ссылка)

И немного личного опыта. В 2003-2004 гг. я вела кружок литературного творчества в школе-интернате "Интеллектуал". И в один прекрасный день выяснилось, что мне нужна санитарная книжка как педагогическому работнику. Санитарные книжки тогда продавались направо и налево из-под полы - всё метро было заклеено объявлениями о коммерческом оформлении санитарных книжек, водительских прав и других документов государственного образца. (Торговля документами процвела именно в нулевые годы, так как в злосчастные девяностые всем было не до бумажек вообще). Эти объявления, как и объявления о торговле дипломами и диссертациями, висели совершенно открыто, с именами и телефонами, и никому в органах исполнительной власти не было до этого дела, хотя чего уж проще - совершить "контрольную закупку" и повязать.
Но я, во-первых, законопослушна, во-вторых, моя тогдашняя зарплата на четверть ставки не оправдала бы затрат. Поэтому я оформляла санитарную книжку по-честному. Для педагогов это подразумевало не только сдачу анализов на ВИЧ и прочее, но и прохождение инструктажа. И вот как выглядел этот инструктаж.
Нас загнали в лекционный зал и за полтора часа вывалили нам на головы кучу информации, в основном совершенно бесполезной. Например, про высоту доски от пола по санитарным нормам (как будто учителя сами вешают эти доски или могут повлиять на то, куда доску повесят; а я вообще как руководитель творческого кружка без доски работала). Разумеется, никто почти ничего из этих сведений не запомнил, на экзаменации все отвечали невпопад. Но инструктаж всем засчитали и штампик в книжку поставили.
Так вот, эвакуации детей в случае пожара нас там не учили. Либо совсем, либо почти (возможно, пробормотали нечто невнятное скороговоркой).
А ведь это те люди, которые добросовестно оформляли санитарную книжку и проходили инструктаж, а не те, кто купил её по объявлению в метро.

отсутствие культуры дискуссии

Простите, накипело. Давно собиралась высказаться на эту тему.
В России отсутствует культура дискуссии. Сейчас дырку на этом месте модно прикрывать "специфическим этикетом интернет-общения" (бггг), но эта дырка существовала задолго до Интернета.
Я впервые столкнулась с этой проблемой в середине нулевых, когда писала диссертацию (в соцсетях я тогда ещё не писала, не говоря уже о моих преподах). Я считала, что в научном исследовании нормальной практикой является дискуссия - например, "такой-то автор не учёл того, что..." или "у такого-то фактическая ошибка". Меня грубо обломали. Мэтров критиковать было нельзя, потому что "кто я такая, чтобы критиковать мэтров" - даже если у этих мэтров прямые фактические ляпы. Помню, один мэтр ухитрился написать - "в Телемском аббатстве, отгороженном стенами от остального мира". Это при том, что у Рабле обсуждение проекта Телемского аббатства начинается именно с того, что оно НЕ будет отгорожено стенами!
Хорошо, сказала я, а с менее крутыми авторами, вот, например, с Пупкиным, я могу поспорить? Мне ответили: "а кто такой Пупкин, чтобы с ним спорить?". В общем, выходило, что наука не место для дискуссий. С тех пор мне регулярно приходилось слышать: "А зачем вообще критиковать? Ты своё что-нибудь предложи!". Когда же я предлагала своё, в ответ раздавалось: "Да ведь Бахтин уже всё написал". То, что Бахтин "всё" написал 50 лет назад и в условиях железного занавеса, не имея доступа к литературе по вопросу, значения кагбэ не имело.
Вообще в отношении дискуссии у моих соотечественников бытуют какие-то странные представления.
Миф 1. "Главная цель любого спора - унасекомить оппонента" Поэтому любое несогласие воспринимается как агрессия и наезд на себя, любимого. Это присутствует не только в науке, но и в быту. Ещё более обидным считается признавать свою неправоту - это воспринимается как "позволить себя опустить ниже плинтуса". Даже поставить под вопрос основания своего мнения - и то неприлично. Много раз сталкивалась с тем, как умные и уважаемые мною люди, когда я просто элементарно пыталась докопаться до оснований, почему они считают так, и просила привести рациональный довод, а не просто "это же очевидно", эмоционально взрывались и обвиняли меня в недоброжелательности лично к ним.
Заметьте, я не лезу в дискуссии, в теме которых признаю свою некомпетентность. Я ни за что не стану дискутировать, например, по библеистике (потому что не знаю иврита), по физике (потому что со школы её благополучно забыла на 90%), да даже и по античной литературе, потому что у меня small Latin and less Greek. Зато ко мне в журнал постоянно ломятся всезнайки, обожающие поспорить обо всём на свете.
Миф 2. "Спор - это такое спортивное удовольствие вроде фехтования". Регулярно напарываюсь на граждан, которые по любому поводу объявляют: "А вот я не согласен!" - и отделаться от них решительно невозможно (в 90-е годы их в оффлайне было предостаточно). Им неинтересно, как обстоит на самом деле и можно ли выяснить, как. Им неинтересно давать мне новую информацию, потому что они не располагают новой информацией. Им неинтересно получать от меня новую информацию. Им интересно только бодаться до изнеможения, как оленям в брачный сезон. Покажи им котика, они и про котика скажут, что лично их это не убеждает, что это не котик, а фотошоп или хитромудрый робот, замаскированный под котика.
Миф 3. "Человек спорит для того, чтобы показать, какой он типа умный" Вот этот таракан, сидящий в головах многих моих соотечественников, реально назойливый и доставучий. Во-первых, какой-то дикий комплекс неполноценности, иначе я это не могу назвать - боятся показаться глупыми, стараются изо всех сил умничать и других людей априори подозревают в том же. Впрочем, Василий Шукшин ещё в стародавние времена описал сей феномен в рассказе "Срезал".

Простая идея, что люди дискутируют потому, что им интересно обмениваться информацией, расширять свой кругозор и искать более ясные формулировки вопросов - доступна у нас меньшинству.
Пишу я для этого меньшинства, если что.

ну и где ваши ындоевропейцы?

Результаты генетического исследования минойцев и микенцев оказались весьма забавными.
Вкратце - основных открытий два. Во-первых, микенцы, завоевавшие минойцев, не какие-то там посторонние, а близкородственная популяция. Во-вторых, и минойцы, и микенцы в среднем на 3/4 происходят от анатолийских земледельцев.
Что вполне согласуется с фресками - внешность минойцев вполне ближневосточная:



А поскольку микенцы совершенно точно были прагреками, говорившими на индоевропейском языке, то это плохая новость для веры в белокурых древних греков - микенцы, следовательно, выглядели так же, как минойцы. Более того, это плохая новость для всей дюмезилевщины вообще, с какой стороны ни посмотри.
Потому что вариантов два. Либо минойцы (язык которых пока не расшифрован) говорили тоже на индоевропейском языке. Из этого опять же вытекают две возможности: 1) либо верна анатолийская гипотеза, и всё, что там накрутили про колесницу, обработку железа и трёхсословное общество (которое почему-то умудрялось совмещать столь развитую социальную структуру с тотемизмом и плясками в волчьих шкурах), сыплется. 2) Либо и минойцы, и микенцы получили индоевропейский язык от кого-то третьего, и опять же все реконструкции "индоевропейской культуры" сыплются ввиду явного несходства двух культур уже в такие древние времена - следовательно, с языком совершенно не обязательно передаются культура, религия, и общественный строй (впрочем, разве это нуждается в доказательствах?).
Либо же минойцы говорили на НЕиндоевропейском языке. И это опять же плохие новости для поисков могучего пранарода индоевропейцев, потому что выходит, что микенцы получили индоевропейский язык от этнического меньшинства. Которое само успешно ассимилировалось среди них. И чьи там социальный строй и мифология в конечном итоге - неизвестно.
Впрочем, доказывать тут нечего, поскольку мы имеем идеальный случай происхождения нескольких языков от праязыка - романских языков от латыни. Есть и пранарод - римляне. Про римлян нам известно всё - даже фасоны сандалий и уровень зарплаты. Однако из португальцев, итальянцев и румын римляне не выводятся путём сравнительного анализа культур. Даже саму латынь мы не смогли бы толком реконструировать, если бы у нас не осталось латинских текстов (в реконструированной латыни наверняка были бы артикли, которых в реальности не было).
Резюме: генетическая история миграций уже вполне неплохо изучена, а таинственной прародины индоевропейцев всё нет и нет... Может, уже хватит натягивать сову на глобус и игнорировать азы этнографии?
Кстати, идиш - индоевропейский язык, ха-ха. А уж мальтийский - вообще словно нарочно предназначен для выноса мозга индоевропеистам: гибрид арабского с итальянским, который вполне себе успешно функционирует в качестве национального языка культуры. Спрашивается, если эти явления происходят в последние несколько веков, откуда известно, что их не было три тысячи лет назад?

(не)реально крутые научные открытия последних месяцев

Накопила и делюсь.

1. Сила есть - ума не надо. В прямом смысле. Оказывается, приматы поумнели оттого, что ген, который у других животных отвечает за развитие мышц, переключился на развитие мозга.

2. Буй зубр Всеволод... Оказывается, зубр - гибрид бизона и тура.

3. Удвоение лягушки (в геноме африканской шпорцевой лягушки обнаружился набор хромосом от двух видов, которых по отдельности уже не существует).

Б.Б. Жуков, "Введение в поведение"

Обещала - пишу.
Начать с того, конечно, что книжка читается запоем - прочла не отрываясь. Причём с начала и до конца выдержан уровень доступности. К сожалению, хорошая научно-популярная литература в наше время часто бывает неровной - начинается как ликбез для домохозяек ("а ещё в организмах есть гены..."), а через три-четыре главы - сложные формулы и описания химических реакций. Книге Жукова удалось этого избежать, что огромный плюс.
Теперь - большая часть того, что описано в книге, мне было давно известно, но не складывалось в систему. Мне, например, было непонятно, почему словом "бихевиоризм" ругаются (что плохого в том, чтобы изучать поведение, вместо того, чтобы предаваться фрейдистско-юнгианским спекуляциям?). Книга Жукова для меня этот момент прояснила. Ещё я была убеждена, что слово "этология" означает вообще всякую науку о поведении животных (как дисциплинарный раздел) и что феномен импринтинга был открыт Конрадом Лоренцем. Оказывается, я заблуждалась. В общем, "Введение в поведение" хорошо наводит порядок в мозгах.
Из того, что мне не было известно раньше - понятие сверхстимула. Про то, как птенец чайки считает красный карандаш с тремя белыми точками более настоящей чайкой, чем реалистическую куклу чайки. Блин, опыты проведены стопиццот лет назад, а гуманитариям о них почему-то до сих пор неизвестно! Это же могло совершить переворот в семиотике (и даже в проблеме происхождения языка и искусства). Перед нами ведь прямое биологическое обоснование нелюбимого Поппером (и не слишком любимого мною) платонизма! Научное объяснение, почему люди упорно склонны считать объекты реального, эмипирически доступного мира "ненастоящими" в сравнении с каким-то воображаемым идеалом.
(Тут возможны километры рассуждений на тему причины мировой экспансии европейской культуры - что, если дело не в "пушках, микробах и стали", а в стиле мышления, наиболее соответствующем адаптивным механизмам, возникшим в процессе эволюции? А в том, что механизм сверхстимула адаптивен, сомневаться не приходится).
Подводя итоги - Жукова читать всем!

а тем временем нашёлся ответ на старый вопрос

Десять лет назад, когда я только начинала преподавать студентам страноведение, мне приходилось начинать лекции с того, что никто не знает, куда девалась большая часть британских кельтов после англосаксонского вторжения. Конкурировали версии истребления и ассимиляции. Уже была сделана попытка сравнить генотипы англичан и шотландцев, но у вторых никаких особых "кельтских" генов не нашлось - достоверных отличий от англичан не было выявлено.
Теперь благодаря использованию останков из древних захоронений картина прояснилась. Таки переженились и ассимилировались. Современные англичане происходят от древних англосаксов на 38%, шотландцы и валлийцы - на 30%. И кельты никуда не делись - их потомки живы и прекрасно себя чувствуют.
Заодно прояснилось, почему кельты не нашлись при предыдущем опыте с ДНК современных британцев. Естественно, когда у обеих групп весьма близкая пропорция англосаксонской примеси, то анализы покажут идентичность (разницу между 30 и 38% методами рубежа веков было отловить сложно).
Чувствую, что палеогенетика скоро станет обязательным предметом на исторических факультетах.