sarcasia (steblya_kam) wrote,
sarcasia
steblya_kam

Categories:

русский голубой (небольшое расследование)



Как всем известно, русские различают "синий" и "голубой", а для этих странных англичан всё blue... Или нет?
Если углубиться в этот вопрос, то картина гораздо сложнее.
Во-первых, как известно всем, кто дружит с компьютером, в английском обозначение "голубого" есть - cyan. Но в бытовой речи оно не используется. Просто оно не относится к нейтральному общеупотребительному лексикону.
Во-вторых, названия "синий" и "голубой" носители русского языка выучивают не "естественным путём", как "красный" и "зелёный" ("не ешь это яблоко, оно зелёное, возьми красное"). Мы усваиваем его в детском садике или в начальных классах школы, когда нас учат цветам радуги (Мединский, брысь!) и мучают всеми этими запоминалками про охотников и фазанов. Кстати, прекрасно помню, как меня в детстве возмутило, почему синий и голубой выделены как разные цвета, а фиолетовый и сиреневый - нет (где логика у этих взрослых?).
Вот только семицветный солнечный спектр придумал... англичанин Исаак Ньютон. Визуально глаз выделяет в радуге 6 цветов, но Ньютону хотелось придать модели сакральную гармоничность, и он выделил blue и indigo как два разных цвета. Причём под blue он понимал то, что сейчас носитель английского назвал бы cyan. То есть значения слов ещё и меняются со временем.
А дальше ещё интереснее, потому что Ньютонов спектр, естественно, мог попасть на русскую почву и встроиться в нашу систему начального образования только в послепетровскую эпоху. Что же было в допетровской Руси?
Слово "голубой" определённо было как минимум с XIV в. В берестяной грамоте №142 - "къне мъи голубыи" ("конь мой голубой"). Понятно, что конь "голубой" в данном случае не больше, чем котик на картинке. Это логично, поскольку "голубой" происходит изначально от "голубя": цвета голубя - значит серый с синеватым оттенком. Прошарила по Национальному корпусу русского языка - вплоть до конца XVI в. подавляющее большинство употреблений слова "голубой" относится именно к масти животных.
А вот с XVII в. начинается по-настоящему интересное. Слово "голубой" начинает активно употребляться применительно к цветам одежды и ткани, причём by default - богатых и статусных (потому что бедные если и красили одежду, то письменных завещаний и перечней имущества не оставляли). Вряд ли бояре и церковные иерархи снисходили до синевато-серого. Видимо, всё же имелся в виду более яркий цвет. Но какой именно?
Тут, как оказывается, полнейшая путаница. В источниках XVII в. бытуют три лексемы - "синий", "голубой" и "лазоревый". Одни источники используют только "синий". Другие - только "голубой". Третьи различают "синий" и "лазоревый". Самое детальное и экзотическое разграничение - в записях купцов, торгующих импортными тканями: те различают "синий", "голубой" и "лазоревый" как три отдельных цвета. Но систематического противопоставления "синего" "голубому" в русских памятниках XVII в. не наблюдается!
Мораль сей басни такова. Во-первых, знаменитые эксперименты Леры Бородицкой с различением синего и голубого носителями русского (и, соответственно, английского) языка в идеале требуют проверки на неграмотных русских, не получивших начального образования. Да только где ж их взять в наше время?
Во-вторых, прежде чем обсуждать влияние языка на мышление, неплохо бы отграничить факты языка от установок образования, полученного на этом языке. Возможно, в английских детских садиках и начальных школах просто не долдонят цвета солнечного спектра с такой настойчивостью, как у нас (ну не считается это обязательным элементом начального образования деток).
Во-вторых с половиной, всё-таки печально, что англофонная научная традиция не различает понятия "язык" и "речь". Возможно, многих фундаментальных лингвистических споров англоязычного мира просто не возникло бы, если бы такое различие признавалось. Мы овладеваем не собственно языком, а способом его использования - речью. Образование навязывает одни способы использования языка как правильные и отсекает другие как неправильные (например, для японца не различать "р" и "л" нормально, но русского ребёнка, если он в шесть лет всё ещё их не различает, тащат к логопеду). А мышление - это посредник между языком и способом его использования.
С вами был Капитан Очевидность.
UPD: Сорри, комментарии отключаю. Я не ожидала, что в комментах возникнет такой срач и что там появятся люди, которые во что бы то ни стало хотят нахамить, не вникнув как следует в написанный текст. Особенно замечательно обвинение в том, что я "прочла одну страницу учебника" (вообще-то в посте моё оригинальное исследование на основе Национального корпуса русского языка).
Tags: Древняя Русь, история науки, лингвистика, семантический сдвиг, теория культуры
Subscribe
  • 132 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 132 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author