?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Как я уже писала, во-первых, роман неоправданно затянут.

Во-вторых, роман анахроничен. Судя по описанию реалий, завязка сюжета - с терактом в музее и случайным обретением картины - стартует где-то не раньше 2008-2009 гг. (надо полагать, что финал, судя по возрасту героя, разворачивается вообще в 2020-е гг., но у любого автора есть право писать о будущем, почему бы и нет). Однако главный герой - это не современный мальчик, а мальчик 1970-х. И автору приходится изобретать неслыханные отговорки, чтобы придумать, почему в мире, где есть Интернет и социальные сети, нормальный обычный подросток ими не пользуется. Он же не из семьи каких-то упоротых мормонов или старообрядцев, он не страдает тяжёлой формой аутизма или умственной отсталости и т.д. В один прекрасный момент герою дарят пачку денег. Вы поверите, чтобы современный мальчишка, получив пачку денег, не побежал тут же покупать гаджеты? Вот и я - не верю.
Все отговорки - отец с мачехой увезли героя в глушь, мачеха не давала пользоваться ноутбуком - звучат как-то неуклюже. В подвале его не приковывали, потом мы узнаём, что е-мейлы от друзей он всё-таки получал - значит, удавалось попользоваться? И что, на окраине Лас-Вегаса е-мейл получить было можно, а заказать себе по Интернету собственный ноут нельзя?
То, что мальчик не выходит в Интернет и не пользуется соцсетями, получает ещё одну отговорку - мол, он так боялся, что полиция выследит его как похитителя картины, что скрывался. Да ладно, подросток в возрасте 12-15 лет ещё не имеет реалистических представлений о последствиях неправовых действий. У него лобная кора ещё не доросла. Может, перед нами особо законопослушный подросток, одарённый юридически? Непохоже. Почему-то иметь дело с наркоторговцами он не боится, хотя тут попасться куда больше вероятности.
В общем, все эти отговорки придуманы просто потому, что автору удобно писать о мире подростков 1970-х, который она знает (специально посмотрела, так и думала - она 1963 года рождения), а не о мире современных подростков, о котором она представления не имеет. Кстати, переводчица (А. Завозова) это интуитивно почувствовала - русский текст изобилует древними жаргонными словечками наподобие "тухлый" (уже в 80-е так никто не говорил, мне, например, эпитет "тухлый" известен исключительно по переводным "Муми-троллям" из реплики Сниффа).
Мало того, что герой взят из 70-х - он ещё и мнит себя Холденом Коулфилдом, судя по всему. Который вообще из 1940-х. Во времена юности автора роман Сэлинджера запрещали преподавать в школах за "аморальность", и он был привлекателен для подростков. Но современная американская молодёжь его ненавидит, потому что с тех пор он сделался чем-то вроде нашей "Судьбы человека" - его пихают в школьную программу. О том, как в наши дни воспринимается роман: [1]; [2] - "apparently, hating Holden Caulfield is one of the markers of a Millennial reader".

В-третьих, анахронизмы плавно перетекают в развесистую клюкву, когда речь заходит о русском друге Борисе. Который целиком состоит из комиксовых клише времён фильмов о Джеймсе Бонде. Русский, конечно же, держит у себя дома портрет Ленина, хлещет водку (в 14 лет!), читает Достоевского и ведёт философические разговоры о духовности. Сорри, но это уже в 90-е было не смешно, а уныло. Ну да, других писателей на русском языке, кроме Достоевского, в природе не существует, это известный факт. А учитывая, что Борис на самом деле не совсем русский, у него смешанные украино-польские корни, это вообще гм. Это примерно как британец индийского происхождения, читающий Киплинга.
Ещё у Бориса откуда-то взялось ужасное пальто москвошвеевского покроя, хотя он родился самое рано в середине 90-х, когда таких пОльт даже у наших родителей уже давно не было.
Польша фигурирует как дикая отсталая страна, в которой происходят страшные вещи (какие именно, не указано). Опять же, в 70-е годы можно было бы это списать на то, что мальчегу промыл мозги папаша. Но в эпоху Интернета? Похоже, это не героя забанили в гугле, а автора.
Я бы сочла всё это намеренным трэшем в духе "Орландо" Вирджинии Вульф, но ведь остальной текст написан без намёков на гротеск. Автор явно пытается рассказать историю с претензией на достоверность.
Впрочем, сам сюжет держится на неправдоподобном допущении - что нормальному подростку, заполучившему нереально крутую вещь, не захочется рассказать о ней по секрету всему свету.
Подобных нестыковок в построении характера множество. Как я уже писала, непонятно, в чём проявляется "одарённость" героя, о которой трындят на протяжении 400 с лишним страниц; непонятно, как он стал тонким психологом и ушлым жуликом в 25 лет (если верить автору, наивный добрый Хоби обучить его таким вещам ну никак не мог), причём не вылезая из наркотической ломки. Совершенно фантазийна любовная линия с Пиппой: я готова поверить, что современный подросток может с первого взгляда воспылать возвышенным чувством к девочке, случайно встреченной в музее, но только не этот тип подростка и не так, как описано в романе (здесь автора вообще заносит в 1910-е годы). И в любом случае психически нормальный подросток, увидев "мимолётное виденье" с железной скобой в обритой голове, должен как минимум охренеть, а не принимать всё как должное. Ну не может быть у обычного мальчишки в этом возрасте подобной психологической зрелости.

И в-четвёртых, роман шаблонен. Я даже не обсуждаю высокодуховные медитации героя над картиной (в лучшем стиле позднесоветской литературы). Когда в отеле герой начинает готовиться к самоубийству, уже заранее понятна вся последовательность событий: начиная с того, что ему приснится мама и это его спасёт, и кончая тем, что проблемы с картиной чудесным образом разрешатся. Довольно досадно, одолев 700 страниц, узнать, что нам хотели рассказать всего-навсего очередную святочную историю. Пардон, но главное жанровое требование к святочной истории - она должна быть краткой.
Сообщение, что Борис легально сдал картину властям и получил законное вознаграждение, вызвало у меня неудержимый хохот - потому что "Приключения итальянцев в России" я смотрела, когда персонажи этого романа ещё не родились. Так и захотелось воскликнуть: "Па ма-трёшкам!".
В общем, я понимаю, почему от этого романа прутся американские хипстеры, но я решительно не понимаю, почему от него прутся российские интеллектуалы с филологическим образованием.

Comments

Борис Тулуков
Dec. 23rd, 2018 09:56 am (UTC)
На днях у себя в ленте Фейсбука встретил положительную рецензию, которая отчасти перекликается с Вашей:
"Один из немногих современных романов, из прочитанных в последнее время, который меня реально зацепил до глубины души. Женские авторы меня не так часто заинтересовывают, не потому что пишут хуже, просто там несколько другая онтология, женский мир, но бывают исключения и это одно из них. Причём настолько яркое, что перекроет чуть ли не десяток прочитанных в тоже время "мужских" романов.
Это очень трогательная история. Здесь перед нами протекает огромный кусок жизни Тео Деккера. Очень хорошего парня, который волею судьбы пошел не по той дорожке.
Чем хорош роман? Характерами героев. Они все разные. Есть откровенные пройдохи, есть весьма неоднозначные натуры, как и сам Тео Деккер, но есть и такие, от которых просто веет гуманизмом. Это Джеймс Хобарт (Хоби) - антиквар.
Герой Тео Деккера весьма неоднозначен, но определённо вызывает симпатию. Чем-то походит на Оливера Твиста, а, взрослый Деккер похож уже скорее на Раскольникова.
Роман яркий, насыщен событиями и весьма психологичен. Это Милый друг Мопасана или Жюльен Сорель Стендаля, только наоборот. Здесь деградация наступила очень рано, но постепенно он возвращался к самому себе, благодаря доброму и честному человеку, благодаря своему замечательному другу Хоби.
Есть и спорные моменты. Картина "Щегол" уж слишком преувеличенно расписана до величайшего шедевра. Образ русского Бориса уж слишком карикатурен, как и всё русское в романе. Да и сам герой Тео заставляет улыбаться местами, уж слишком не соответствует его слишком уж высокая взрослая проницательность для 13-летнего ребёнка с его же наивностью.
Но роман стоит прочитать всем, кто любит современную прозу. Обещаю яркие впечатления."
steblya_kam
Dec. 24th, 2018 09:29 am (UTC)
Видимо, роман соответствует ожиданиям рецезента от "женского" и "спихологического" (ой, не буду исправлять опечатку, классно получилось). Ну что делать, если у рецензента такие вкусы. Лично для меня показательно уже то, что список авторов, с которыми сравнивают Тартт - это люди, жившие 150 и даже 200 лет назад.

Edited at 2018-12-24 09:30 am (UTC)

Latest Month

January 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner