?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"СТРЕКОЗА И МУРАВЕЙ"



В книжках нашего детства эта басня сопровождалась примерно такой иллюстрацией. Точную версию сейчас, конечно, уже не найти, но вариаций на одну и ту же тему и сейчас существует множество.
Не знаю, как у почтеннейшей публики, а у меня в детстве эта басня вызывала сплошные недоумения. Даже если оставить в стороне загадочную характеристику стрекозы как поющей попрыгуньи, необъяснимо жестоким выглядел поступок муравья. Нет, ну все понимают, что надо трудиться и не лениться, но разве он не понимает, что стрекоза умрёт? Уморить кого-то голодом и холодом в педагогических целях - это как-то чересчур, и тем более не вязалось с моими представлениями о том, как мужчина должен обращаться с женщиной.
Попытки советских иллюстраторов привнести классовую характеристику (стрекоза одета барыней, муравей - крестьянином) не помогали. Я видела лишь тепло одетого мужика, который стоит напротив девушки, умирающей на снегу в лёгком платьице, и поучает её. Он что, кулак? По моим представлениям, так вели себя пресловутые "мироеды", а вовсе не трудовой народ. В пьесе Маршака "Кошкин дом" бедные котята, наоборот, помогали оставшейся без дома в мороз кошке, даже несмотря на то, что она им сама раньше отказала в помощи. Потому что есть же некие нормы человечности.
Мораль: вот что происходит с текстами и сюжетами при длительном бытовании в истории и пропускании через несколько языковых фильтров.
Начнём с базового. Всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется литературой за пределами школьной программы, известно, что стрекоза - никакая не стрекоза, а кузнечик или цикада. Крылов использовал привычное ему диалектное название кузнечика, что впоследствии стало порождать путаницу. Вот тут можно прочитать специальное исследование моего друга Ф.Б. Успенского о термине "стрекоза" в русской литературе.
Теперь немного истории текста. Только вначале дисклеймер: Эзопа я не трогаю и в античность не влезаю, потому что, во-первых, не владею греческим, а во-вторых, Эзоп был не единственным, в античности существовал чуть ли не десяток версий басни, и пусть в них разбираются специалисты по истории античности. Начнём с Лафонтена, через которого, собственно, басня и попала в русскую литературу.
Итак, басня Лафонтена, написанная в 1668 г., называется La Cigale et la Fourmi - "Цикада и Мурашка". Невооружённым глазом по одному заглавию видно, что речь идёт о двух персонажах женского пола. Согласитесь, это немного меняет дело.
Теперь сам текст:

La Cigale, ayant chanté Цикада, пропев
Tout l'été, Всё лето,
Se trouva fort dépourvue Оказалась в сильной нужде,
Quand la bise fut venue : Когда пришла зима:
Pas un seul petit morceau Ни одного кусочка
De mouche ou de vermisseau. Ни мушки, ни червячка.
Elle alla crier famine Она пошла жаловаться на голод
Chez la Fourmi sa voisine, К Мурашке, своей соседке,
La priant de lui prêter Умоляя её дать в долг
Quelque grain pour subsister Немного зерна на пропитание
Jusqu'à la saison nouvelle. До нового сезона.
« Je vous paierai, lui dit-elle, "Я вам выплачу, - говорит она ей, -
Avant l'août, foi d'animal, К августу, клянусь душой,
Intérêt et principal. » И долг, и проценты".
La Fourmi n'est pas prêteuse : Мурашка - не процентщица:
C'est là son moindre défaut. И это её наименьший недостаток.
« Que faisiez-vous au temps chaud ? "А что вы делали в жаркий сезон?" -
Dit-elle à cette emprunteuse. Говорит она заёмщице.
— Nuit et jour à tout venant "День и ночь напролёт
Je chantais, ne vous déplaise. Я пела, не обессудьте". -
— Vous chantiez ? J’en suis fort aise. "Вы пели? Я весьма рада.
Eh bien ! Dansez maintenant. » Ну и ладно! Теперь попляшите."

Как мы видим, у Лафонтена речь идёт о двух социально равных персонажах - они обе женщины и притом соседки. К тому же Цикада просит не помощи, а кредита. Поступок Мурашки можно назвать неучтивым, даже недобрым, но это не садистское издевательство сильного над слабым, которым попахивает версия Крылова.
Возникшая в переводе гендерная асимметрия смущала и некоторых русских перелагателей Лафонтена, и они пытались с нею справиться. Так, у Хемницера (1782) муравей, прочитав стрекозе нотацию, всё-таки затем жалеет её. А ещё одна русская версия прямо осуждает муравья за скупость. Заметим, что другие авторы русских версий, в отличие от Крылова, сохранили тему кредита - и всё равно считают, что стрекозе надо бы помочь.
Но и это ещё не всё. Текст Лафонтена, разумеется, был предназначен не для детей XX-XXI вв., а для взрослых образованных французов XVII в., владевших искусством считывать аллегории. Так вот, любому образованному читателю того времени было очевидно, что не только насекомые - не насекомые, а люди, но и зима - не зима. Сезоны в европейской традиции выступали как аллегории человеческих возрастов. Лето - молодость, зима - старость. Цикада и Мурашка олицетворяют два типа женщин: Цикада - общественно осуждаемый тип ветреной кокетки, которая провела всю молодость в развлечениях, в отличие от домовитой Мурашки, которая сумела обеспечить себе достойную старость. Для французов даже и в XIX в. не было сомнения, как следует понимать эту басню:

382px-La_cigale_et_la_fourmi_illustration_dore

Иллюстрация Гюстава Доре, 1868 г. Почтенная мать семейства vs. актриса с гитарой.

243px-JULES_LEFEBVRE_-_La_Cigarra_(National_Gallery_of_Victoria,_Melbourne,_1872._Óleo_sobre_lienzo,_186.7_x_123.8_cm)

Ж.-Ж. Лефевр, "Цикада". 1872. Ну, тут всё предельно ясно: куртизанка, грызущая ногти, поскольку её никто больше не хочет содержать. (Да, женщины в обоих случаях изображены вполне молодые, но не будем забывать про нравы и стереотипы той эпохи - у Пушкина Карлос говорит 18-летней Лауре: "Ты молода, и будешь молода / Ещё лет пять иль шесть..." А затем пугает её сединой и морщинами. Для Карлоса старость начинается, выходит, в 24 года. Впрочем, фразы про "тридцатилетнюю старуху", якобы фигурирующую у русских классиков, мне обнаружить ни у одного автора не удалось).
Вот разгадка отказа Мурашки: она понимает, что "нового сезона" для Цикады не наступит, что клятву та сдержать не сможет.

Конечно, ценностные установки Лафонтена принадлежат его эпохе и для нашего времени как минимум небесспорны. Однако его басня всё-таки не содержит той этической сомнительности, которая так легко - особенно в наше время, с учётом истории последних ста лет - вычитывается из версии Крылова. Лафонтен уж точно был далёк от принципа "пусть сдохнут все, кого я считаю бесполезными".

ЗЫ: в русской литературе были и гендерно-симметричные версии, где фигурировали муравей и кузнечик, и там тоже довольно разнообразные интерпретации, в том числе с осуждением муравья. Рассматривать их все здесь просто места не хватит.

Comments

skuvshinkou
Dec. 16th, 2018 03:10 pm (UTC)
сорри, что вклиниваюсь в диалог.

Если представить вместо муравья насосавшего за лето добра Комарика или трудолюбивую "домработницу" на свиноферме Мушку, то их совет вполне еще живой (хоть и очень голодной) Стрекозе пойти и поплясать мог бы стать для них последним. И мораль сей басни была бы: фильтруй, кого ты поучаешь. Работа Стрекозы - есть комаров в танце-полете. Это "Дракон-муха" на английском.

Увы, никаких добрососедских контактов, основанных на милосердии и сострадании, между работягой-Муравьем (натуралистичный типаж прирожденного мусорщика, крохобора и труповоза, полностью зависимого от некоего руководящего Центра-плодящейся Матки Дома) и певчей дивой, летающей в садах и цветах попрыгуньей Цикадой также быть не может.

Рабочий Муравей, по своей ограниченности мышления и узкой специализации, может только надругаться над умирающей Цикадой или Бабочкой. Что он и сделал в басне Крылова. Ему странны ее просьбы помочь ей выжить. Зачем ему еще живая падаль, он же с трупов кормится и выгоду свою имеет, именно это его "работа" и ремесло. А Цикаде при ее сезонной жизни также не было никакого дела на копошащихся в навозе муравьев. Она занималась своим делом - пела, кормилась, воспроизводилась итд по жизненному циклу своего вида.

В этом раскладе у Крылова получилось как если бы умирающий лебедь с лебединого озера вдруг пришел бы к шакалихе с просьбой перевязать ему крылышко и перезимовать в ее уютной пещерке. Абсурд же ждать от шакалов милосердия и сострадания к другим живым существам. Они будут полны сарказма и злорадства и явного циничного посыла. А вот когда лебедь напляшется окончательно - они его обязательно "приголубят".

Поэтому это так себе басня для детей. И мораль в ней вовсе не о труде и обязательной летней пахоте для сытной зимы в будущем - как у Лафонтена получилась аллегория: бездомные гетеры противопоставляются в облико-морале матронам с домом, детьми и полной чашей. Это равные персонажи примерно в своих возможностях. Тут возможны разные варианты. Добропорядочную матрону в старости даже бы несколько украсило снисхождение и милосердие к падшей куртизанке. Но если она не самых высоких моральных качеств - так и Бог ей судья. Если она не процентщица, ей проф выгоды "помочь страждущей соседке" нет, и личностных добродетелей у нее никаких нет, то обычная кума-Муравьишка может запросто отказать нищенке и бродяжке Цикаде в подаянии. О чем и поглумился Лафонтен.

А у Крылова (помимо его личных косяков насчет женского пола - не был женат вообще и сожительствовал с простой домработницей) получилась басня о принципиальной разнице в специализациях. Типа "не ходи, шапочка, за пирожками к соседской бабушке-волку без длинной косы с серпом и молотом в трудовых мозолистых руках, и дюжины охотников в довесок". С вариантом хищной голодной Стрекозы вместо певчей Цикады так вообще бред, а не мораль.
steblya_kam
Dec. 17th, 2018 08:26 am (UTC)
Всё верно, кроме того, что Крылов таки под словом "стрекоза" подразумевал кузнечика. (Там у меня в сабже ссылка на обзор Ф.Б. Успенского по термину "стрекоза").
skuvshinkou
Dec. 17th, 2018 01:42 pm (UTC)
Дак я именно поэтому и обратила внимание на ваш пост, что, наконец-то, стали обозначать, что не про стрекозу речь в басне Крылова и прочих баснописцев. У меня давно эта ошибка вызывает когнитивный диссонанс.

Прочла с интересом статью у вас по ссылке. Действительно, похоже что просто запутались писатели и поэты в переводах на русский с французского и многозначительных аллегориях др греческих. А советские писатели уж совсем усугубили, по недоразумению и своему и идеологии.

Вот еще попытка культорологического анализа в сети болтается - https://cyberleninka.ru/article/n/strekoza-i-muravey-kak-predmet-kulturologicheskogo-analiza .
Там есть немного о японских и американских версиях этой басни "Эзопа".

steblya_kam
Dec. 17th, 2018 01:47 pm (UTC)
Я приношу извинения, но я пресекла Ваш разговор с забаненным мною товарищем. Меня не радует такая тональность в моём журнале. Пост о литературе всё-таки. А за ссылку спасибо.
skuvshinkou
Dec. 17th, 2018 01:55 pm (UTC)
Ну я сюда тогда, с вашего позволения, размещу мой удаленный ответ этому товарищу. Там лично ему ничего нет, кроме обращения реплики, так, о типажах литературных Муравья и Стрекозы-Кузнечика имхо.

"Действительно, ну пропахал какой-то сволочной муравей лето, ну провеселилась беззаботно Стрекоза"

Вот вы прочитали басню неоднократно. И уже не в детском возрасте. Но
заметили только, что Стрекоза все лето беззаботно пела-гуляла и веселилась.И пользовалась такой популярностью, что ей под каждым кустом накрывали стол. Аж обзавидоваться от такой "легкой жизни" и халявы любому работяге можно.

В то время как в басне ВООБЩЕ нигде не сказано про РАБОТУ самого муравья. Вообще ничего.

Но почему-то у "муравьев" подразумевается автоматически - что суетные воришки и несуны любой падали в дом муравьи - этакие прям все труженики. Мол, пахари и сеятели они, крестьяне и рабочие, пусть не в сфере искусства, так с\х. И на летних фабриках вкалывают муравьи от зари от зари. Не пьют, не поют, не гуляют, не веселятся, летом в отпуске не порхают - все копят на зиму, чтоб на морозе в общем доме нажраться как следует за труды их тяжкие. Хотя муравьи в экономике и экологии живой природы несуны-мусорщики обычные. Ничего не производят, ничего не опыляют и не разносят семена итп полезной функционал, а тупо метут все излишки на халяву им перепавшие из "объедков", охотятся на трупы других насекомых и воруют с чужого стола. Если нет доступной еды в пределах досягаемости - они друг друга едят запросто, даже в рамках одного и того же муравейника.

Так что может этот Муравей - обычный местный вор. Или зажиточный рэкитир-сутенер кабака, где пела и гуляла Стрекоза. Он же ей заметил саркастически: "Ты все пела? ЭТО ДЕЛО". Т.е. да, признал, что она работала летом, занималась в "деле". То, что ей там "голову вскружило" от радостей или что она пела "без души", а просто за стол и за просто так - это все лирика. Зажал ей какой-то такой же Муравей или этот зарплату за летний сезон пения, и еще голодную плясать на панель в зиму отправил. А ничего особенного, небось считает сам Муравей и его подельники-кореша. Она же типа бездельница и кутила. А Муравей - "деловой" и "моралист". До первого отпечатка сапога на "своей трассе" неутомимо и без веселья ползать будет и побираться объедками от "вышеедящих" и "хозяев муравейника", трудолюбиво подъедая своих и чужих - "падших бездельников и тунеядцев". Гуманистическая МОРАЛЬ НАСЕКОМОГО. Имхо.
steblya_kam
Dec. 17th, 2018 02:53 pm (UTC)
Я прошу всё-таки на будущее немного сбавить градус эмоций. Мы обсуждаем литературу.

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner