sarcasia (steblya_kam) wrote,
sarcasia
steblya_kam

Categories:

и снова о бесполезном остроумии

Когда-то я писала, что бывают тексты одновременно остроумные и бесполезные. Недавно набрела на ещё один такой - эссе о "Таинственном острове". Эссе и правда остроумное, гомерически смешное, но, к сожалению, по своему прямому назначению - как разбор произведения Жюля Верна - абсолютно бесполезное. Более того, это эталонный образец, как не надо писать про Жюля Верна.
1) Жюль Верн, разумеется, не священное писание. Его можно и нужно критиковать за ляпы и логические противоречия. Взять хотя бы то, что герои ТО потрошат водосвинку за несколько глав до того, как у них появились ножи (как?). Но критиковать Жюля Верна необходимо с умом. К сожалению, вряд ли подобное может служить образцом умной критики:

Оказавшись на необитаемом острове, они прежде всего начинают искать себе убежище. Ищут пещеру. Обходят весь остров: нету. Живут пока в кое-как укрывающем прибрежном нагромождении камней. О построить хижину речи не идет, нужна непременно пещера. Внимание инженера Сайруса Смита привлекает озеро, в которое впадает речка, но ничего не вытекает. Он находит подземный сток, а раз так — наверное, может быть, там есть пещера. Он же умный, практичный и мастер на все руки, он в Америке железные дороги строил. Из подножного минерального сырья он получает пироксилин, взрывает берег озера, устраивая сток, озеро мелеет, открывается прежний подземный сток. Они туда лезут. Так и есть, там обширная пещера. Сплошной крепкий гранит. Колодец бывшего стока (из него будет их подслушивать капитан Немо, и я его понимаю: они же такие прикольные). Пещера, что, по мне, удивительно, оказывается сухой и здоровой.

Что-то мне подсказывает, что у автора эссе не очень обширный опыт постройки хижин голыми руками. Напоминаю завязку: четыре человека (Сайрус Смит пока что не нашёлся), из них один несовершеннолетний, выброшены на необитаемый остров в одних городских костюмах, из инструментов только очки и часы. Реальный строительный опыт, пожалуй, есть только у Пенкрофта. Все четверо мокрые, побитые об камни и не жрамши. Довольно странно упрекать их, что они тут же не начинают строить хижину, а ищут пещеру. К тому же первое время, не обеспечив регулярное питание, тратить силы на постройку хижины, если укрытие найдено, нерационально. Вообще говоря, когда герои Жюля Верна пообвыклись и набрались сил, речь о постройке дома у них зашла (если читать внимательно). Просто Сайрус Смит загорелся идеей Гранитного дворца, и строительные планы были отброшены.
В отношении "сухой и здоровой пещеры" замечу, что автор, видимо, не в курсе, насколько ниже санитарные требования к жилью были в позапрошлом веке. Дети в пансионах спали в неотапливаемых дортуарах и утром разбивали лёд в умывальниках, и считалось, что это полезно для воспитания. А Гранитный дворец всё-таки отапливался. Вряд ли там были более нездоровые условия, чем в среднестатистическом городском доме Парижа того времени.
Несмотря что остров необитаем, у них параноидальная мания безопасности. - Боюсь, критик просто невнимательно читает роман. Потому что фокусы, которые выкидывает капитан Немо, с самого начала наводят героев на мысль, что на острове есть кто-то ещё. Поскольку "фокусник" упорно прячется и не показывается на глаза, они делают простительный вывод, что человек этот нехороший и неизвестно, чего от него ожидать. Кто ж знал, что Немо окажется настолько нетипичным случаем!
Не имея ружей и возможности их сделать, приучились ловко стрелять из лука. Как только ружья появились (капитан Немо), луки забросили. Ружье лучше стрелы, ручной труд должен быть заменен машиной невзирая на реальные трудозатраты. - И снова невнимательное чтение романа. Потому что целый пассаж там посвящён обзору значения лука в истории человечества: там Пенкрофт презрительно фыркает, что, мол, лук - это же детская игрушка, в ответ на что его снисходительно просвещают. Так что об эффективности лука Жюль Верн очень даже осведомлён. Но если Немо подбросил ружья и боеприпасы, нет резона продолжать использовать луки. Именно по причине трудозатрат: стрелы необходимо делать, и их нельзя взять с собой много. Улетела стрела куда-то в ветки - и всё. (И правда, с чего это человечество на ружья перешло, если луки не хуже?).

2) Вообще говоря, Жюль Верн пишет не выживанческую историю. Робинзонады - не пособие по выживанию на острове, а модель мира, отражающая идейную программу автора. Герои ТО не одеваются в звериные шкуры потому, что в представлениях того времени это атрибут дикаря. Жюль Верн сознательно пишет историю о торжестве технологии (полемизируя с Дефо, у которого было немного о другом). Упрекать Жюля Верна, почему он написал именно об этом, странно - потому что он и хотел об этом написать. Потому же, почему "Моби Дик" не любовная история, а "Ромео и Джульетта" не история из жизни Древнего Рима.

3) Кажется, критика безумно раздражает то, что Жюль Верн - не хипстер-вегетарианец 21-го века, обнимающийся с пандами, что природа для него не храм, а мастерская, и человек в ней работник. Это как упрекать Гомера за то, что он не пацифист и не противник рабовладения. Нравится нам это или не нравится, системы ценностей меняются. Нам сейчас легко пинать наших предков за недальновидность в отношении природы, но этой недальновидности тысячи лет, а экологической озабоченности всего несколько десятков лет (в массовом масштабе), и она часто диктуется скорее эмоциями, чем знаниями о природе. Во времена Жюля Верна природа ещё во многом представляла реальную опасность для человека. Современное природоняшество стало возможным не в последнюю очередь благодаря развитию авиации, то есть технологии быстрых, безопасных и общедоступных путешествий. То, что самолёты иногда падают, мелочи в сравнении с необходимостью пересекать океан на маленьком пароходике или тем более паруснике. После нескольких месяцев плавания на паруснике и питания протухшими продуктами вам точно не до обнимашек с пандами - вы будете думать, как эту панду поймать и съесть.
К счастью, мы живём в другом мире. Но этот мир стал возможным благодаря нескольким поколениям таких вот сайрусов смитов. Которые изобрели самолёты, чтобы доставлять в джунгли восторженных белых туристов любоваться зверюшками, и фототехнику, чтобы эти туристы могли фоткать зверюшек, а не стрелять в них. И Интернет, чтобы природоняшки могли постить там свои возмущённые эссе про "противоестественные предрассудки", "высокомерную самоуверенность" и "тараканов в голове" людей прошлого. Лично я бы остереглась от таких суждений - как знать, какие наши идеи и ценности через сто лет потомкам покажутся высокомерной самоуверенностью и противоестественными предрассудками? А исторической памяти не мешало бы быть чуточку длиннее.
Tags: литературная критика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments