sarcasia (steblya_kam) wrote,
sarcasia
steblya_kam

Category:

а теперь о том, что правда интересно

Гузель Яхина, "Зулейха открывает глаза"

Я имею привычку читать модные книги, когда спадает хай. Чтобы не торопясь, обстоятельно разобраться. У меня в последнее время предубеждение против книг, вокруг которых шумят - слишком много было разочарований. Приступать к "Зулейхе" не особенно хотелось - во-первых, надоело запоздалое пережёвывание политической истории 20-го века (которое и в зарубежной литературе занимает значительное место): в 90-е годы я мечтала о такой литературе, но в 2010-е она выглядит как косплей бабушкиных фотографий; во-вторых, я подозрительна по отношению ко всяким самородкам, которых литературно-критический истеблишмент периодически вытаскивает и назначает на амплуа "благородного дикаря". Однако разочарование на этот раз было вполне приятным.
Книга на удивление нескучная, написана хорошим языком, без манерностей и стилистических вывертов. Даже гладкость, доходящая до шаблонности, уместна - все эти "лучи солнца, пробивающиеся сквозь занавеску", набившие оскомину в литературе советского времени, возникают как бы впервые, внутри сознания неграмотной крестьянки 1930-х годов, и придают языковую достоверность, потому что не может Зулейха думать изысканными фразами какой-нибудь Славниковой.
Роман, впрочем, состоит из четырёх частей, и не все четыре одинаково хороши.
Первая часть - блестяща, и в первую очередь по своему искусству рассказывания. Яхина ничего не объясняет читателю, она просто с головой окунает нас в жизнь героев, и мы лишь постепенно складываем мозаику событий. Почему Зулейха в начале романа ворует еду? У читателя может возникнуть подозрение, что она прячет где-то любовника или политически неблагонадёжного родственника, но загадка разрешается неожиданно и совсем непривычно для читателя. Особенно прекрасен - и страшен - рассказ о профессоре Лейбе, когда обнаруживается, что герой не в ладах с реальностью, что благополучная жизнь существует только в его воображении, а домработница, которую он считает верной и заботливой, обдумывает план донести на него и завладеть его комнатой... По кусочкам приоткрывается и семейная жизнь героини - обыкновенная бытовая забота, куда спрятать зерно от раскулачивателей, оборачивается совершенно готической сценой разговора с синичкой на кладбище... И от этого действительно мурашки по коже, ибо - непредсказуемо, всё не то, чем кажется.

Вторая часть, где описано путешествие в ссылку - просто хорошая. Крепкая реалистическая проза. Здесь, в общем-то, ничего непредсказуемого нет - понятно, что героиня выживет, из её предыдущей истории мы понимаем, что она привыкла к холоду, голоду и постоянному чморению. С некоторым беспокойством ожидала, когда у Зулейхи родится ребёнок - тема материнства в русской литературе с почти стопроцентной гарантией ведёт к сюсюканью и фальши. Но нет, никаких потоков умиления вокруг "красных пяточек" и прочего не последовало. Сюрприз - внешний вид новорождённого ребёнка описан реалистически, а чувства героини переданы так, что не вызовут раздражения даже у закоренелых чайлд-фри.
Важной мне показалась динамика образа Игнатова. Современным писателям редко удаётся показать изменения в чувствах и убеждениях героев. Именно постепенные, накапливающиеся изменения, а не всякие там озарения (увидел какую-нибудь несчастную побитую собаку и - р-раз! - в душе проснулось добро). Очень важно, что Игнатов вначале искренне считал то, что он делает, правильным. А потом это всё больше и больше стало расходиться с тем, что говорила ему совесть - и это показано в романе удачно. Игнатов - человек, а не картонный герой и не картонный злодей (а также не худшая разновидность литературного героя - "я весь такой противоречивый, на 20-й странице котёнка накормил, на 120-й барышню изнасиловал"). Во время чтения меня неотвязно преследовала история моего прадеда, с которым произошло нечто подобное, но более быстро и в более мелких масштабах - до конвоирования раскулаченных в Сибирь, к счастью, дело не дошло.

Третья часть, к сожалению, неудачна - попёр дешёвый руссоизм сэконд-хэнд. Я верю, что Зулейха научилась охотиться и рыбачить, я верю, что она в конце концов почувствовала себя счастливой (и нет тут ничего этически сомнительного, как примерещилось трепетным душам, увидевшим тут оправдание репрессий - это же не лагерь, а как ещё должны были себя чувствовать крестьяне, которым удалось обжиться на новом месте и завести полноценное хозяйство - ныть и лить слёзы, что ли?). Вот только не надо было делать из героини Натти Бампо в юбке и наполнять текст плоскими дидактическими рассуждениями о мудрой природе. Эта фенимор-куперовщина портит всё, что только можно. Единственное достоинство, которое искупает недостатки третьей части - то, что у любовной связи Зулейхи с Игнатовым хэппи-энда не будет. Этой банальности автору удалось избежать. Зато присутствует важное для художественной литературы понимание того, что с прекращением страстных лобзаний отношения вообще-то не заканчиваются.

Четвёртая часть мне показалась невнятной, хотя написана лучше третьей. Чего-то не хватает в ней, какой-то ударности, что ли. Понятно, что финальный благородный поступок Игнатова по отношению к выросшему сыну Зулейхи задуман как катарсис. Но сама история Зулейхи - роман-то обещали о ней - остаётся как бы недописанной, и смысл заглавия повисает в воздухе (по идее, речь должна идти о пробуждении самосознания, и отчасти действительно так и есть, но эта линия не доведена до какого-либо логического завершения).
Самый раздражающий недостаток - имена некоторых персонажей. Уж слишком тупо-прямолинейные. Почему если художник, то Иконников? (А ведь сам персонаж хорошо придуман, убедительно). И доктор-немец Лейбе (кто учил немецкий хотя бы месяц в пятом классе, сообразит, что к чему - UPD: мне вообще вначале эта фамилия показалась выдуманной, но читатели подтвердили, что она существует на самом деле). Притом системы в именах нет, у большинства героев имена вполне правдоподобные.

В общем, к прочтению рекомендую. Мой личный рейтинг 7/10.
Tags: литературная критика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments