sarcasia (steblya_kam) wrote,
sarcasia
steblya_kam

Categories:

"Записки сумасшедшего": секрет алжирского дея

Как известно, гоголевская повесть заканчивается фразой:
А знаете ли, что у алжирского дея под самым носом шишка?

Насколько мне известно, это место никогда не комментировалось литературоведами: ну, понятно же, у Поприщина крыша окончательно съехала, вот он и несёт что попало. [Update: оказалось, что всё-таки комментировалось, хотя и немногими. Но пост оставлю в исходном виде, потому что у меня есть и кое-какие дополнения к уже сказанному].

Для начала - кто такой алжирский дей? Название "дей" носили наместники Османской империи в строго определённых странах - Алжире, Тунисе и Триполи. И здесь начинается самое интересное. Должность алжирского дея была ликвидирована в 1830 г., незадолго до написания "Записок сумасшедшего" (текст писался в 1834 г., вышел в свет в 1835). Это были весьма бурные политические события, завязкой которых послужил международный скандал. В 1827 г. дей Хуссейн (тогда он ещё не знал, что станет последним на этой должности) что-то там не поделил с Францией и ударил французского консула Пьера Деваля по лицу мухобойкой (мухобойкой, а не опахалом, как иногда неточно пишут в русскоязычной литературе). Разумеется, французы сочли своим долгом внушить дею, что с европейцами так не поступают. Дело кончилось вторжением в Алжир, после чего начинается всем известная история Алжира как французской колонии. (Это специально для тех, кто делает вид, будто не знает, откуда во Франции столько арабов. Кстати, сам Гоголь проявил забавную проницательность: пяти лет не прошло после колонизации, а Поприщин пишет - уже, говорят, во Франции большая часть народа признает веру Магомета" ).
То есть для Гоголя это свежие и скандальные политические события. Кстати, французская оккупация Алжира тесно связана с деятельностью Полиньяка, упоминаемого Поприщиным в другом месте: Оно, правда, могло со стороны Франции, и особенно Полинияк. О, это бестия Полинияк! Поклялся вредить мне по смерть.
Получается, у Поприщина перепутались в голове вполне реальные новости из газет (не только о короле Испании). Злосчастный алжирский дей Хуссейн попытался эмигрировать во Францию, оттуда ему вполне закономерно ответили: "Ща, разбежался!" - и на момент написания "Записок сумасшедшего" он проживал в Неаполе. Умер он в Александрии в 1838 г. Таким образом, "алжирский дей" - это ещё один правитель в изгнании (каковым себя считает и Поприщин).
Но и это ещё не всё
А дело в том, что в 1828 г. вышел английский порнографический роман "Сладострастный турок" (The Lustful Turk), главный герой которого именно алжирский дей. Роман, между нами говоря, написан плохо, однообразен, неприятно мизогинен (в отличие от прелестной "Фанни Хилл"), к тому же автор явно не владел восточной тематикой даже на уровне расхожего ориентализма: все сексуальные похождения в романе - это фантазии английского мужчины из lower middle class, с нулевым гуманитарным образованием (похоже, автор - захудалый врач). Всё это назойливое задирание юбок, фетишизм лобковых волос (автор был не в курсе, что героинь должны были переодеть в шальвары, предварительно сделав эпиляцию?), сечение розгами - всё это находится в изобилии на викторианских фотках позднее, когда изобретут фотографию. Но фиг с ним, с сюжетом. Мог ли Гоголь читать этот роман?
О знании Гоголем английского - вот тут. Похоже, на рубеже 20-х - 30-х годов он вряд ли мог прочесть роман в оригинале, а о переводах на французский мне неизвестно. И всё-таки есть подозрения, что Гоголь о нём по крайней мере слышал - от кого-то, знающего английский. На это косвенно указывает шишка под носом.
Видите ли, только ленивый не комментировал на тему того, что сбежавший нос в одноимённом рассказе (написанном почти одновременно с "Записками" и опубликованном в том же сборнике "Арабески") является фаллическим субститутом. Так вот, любовные похождения алжирского дея из английского романа кончаются тем, что он свой, эээ, инструмент похождений теряет - ему отрезает его греческая пленница. От кровотечения дея оперативно спасают, но, сокрушённый происшествием, он приказывает ампутировать себе и тестикулы - так как от них всё равно проку теперь нет, одно беспокойство. Вот и "шишка" под "носом".
Оба, и Поприщин, и алжирский дей из романа - жертвы любовного влечения, только Поприщин пострадал от недостатка сексуальной жизни, а дей от избытка.
Опять же, вопрос, был ли Гоголь знаком с этим романом, остаётся открытым. Косвенно - вполне возможно.
Tags: приключения цитат, сексуальность, сравнительное литературоведение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments