November 30th, 2017

кто-нибудь, спрячьте уже от них литературу и кино!

Боже ж ты мой.
Я давно подозревала, что литературный критик Дина Хапаева не обременена знанием истории культуры и тем более пониманием искусства. Но так непринуждённо расписаться в этом, свалив в одну кучу запрещённый-в-России ИГИЛ и "Планету обезьян" - это высший пилотаж.
Ёлки-палки, от таких критиков искусство надо просто прятать.
Для начала проясню свою позицию.
1. Нет, я не считаю литературу и кино этически нейтральным "чистым искусством".
2. Да, я согласна, что эти виды искусства могут проводить этически сомнительные идеи.
3. Да, я вижу некоторые этически сомнительные идеи в голливудском кино.
Но мне казалось, что эпоха, когда фильм "Багдадский вор" можно было обвинить в пропаганде воровства, давно прошла. И что показ в фильме сюжета о том, как уничтожается человечество, несколько, хм, отличается от пожелания человечество уничтожить. Примерно так же, как показ в фильме воровства отличается от желания украсть.
И да, режиссёры и писатели изображают в фильмах и книгах всяческих монстров. И да, часто сочувственно. Как из этого следует вывод, что, дескать, надо монстров любить, а не людей - одним ревнителям комсомольской морали ведомо. Разъясняю на пальцах для великовозрастных комсомольцев вроде Хапаевой.
Про сюжет слышали? Про конфликт слышали? Материал школьной программы.
Любой, даже самый попсовый фильм или литературный текст отличается от компьютерной стрелялки образца 90-х тем, что у него есть СЮЖЕТ. А двигателем сюжета является КОНФЛИКТ. Конфликт - это не когда красные с белыми встретились и пиф-паф. Конфликт - это некоторые противоречия, которые создают напряжение и определяют развитие сюжета. Эталонный конфликт, конечно, в "Гамлете" (надо ли мстить Клавдию, если в датском королевстве и так всё прогнило). Но конфликт есть в любом законченном сюжете, не обязательно относящемся к высокой ах-ах культуре. Да хоть возьмём "Богатые тоже плачут" - сколько там выстроено вокруг страха главной героини признаться, что она нашла своего брошенного сына. А если бы Марианна просто сказала: "Привет, Луис Альберто, наш ребёнок нашёлся и проживает по такому-то адресу" - сюжета не было бы.
Поэтому если монстров просто взять и перестрелять, не раздумывая - сюжета не будет. Будет компьютерная стрелялка. Нужно, чтобы что-то помешало, чтобы отношения с монстрами усложнились. Отсюда вполне естественно возникает очеловечивание монстров и даже стремление посмотреть на мир их глазами.
Впрочем, самое главное, чего в упор не хочет замечать товарищ Хапаева - монстров не существует. Они вы-ду-ман-ные! Поэтому обвинение в том, что "детям в качестве модели преподносится вполне человеконенавистнический персонаж" (речь идёт о вампирах) - расписка в профнепригодности как литературного критика. Дети как раз выдуманность монстров понимают гораздо лучше, чем Хапаева, даже в дошкольном возрасте: "Я знаю, что бабы-яги не бывает, а ты мне расскажи такую сказку, чтобы она была" (с) "От двух до пяти". Терпеть не могу фильм "Интервью с вампиром", и меня раздражает подростковая вампирская стилистика эмоготской субкультуры (начиталась такого довольно, когда заседала в жюри конкурса литературы о вампирах), но давайте судить книги и кино с профессиональной точки зрения, а не с точки зрения заведующей роно, которая бьётся в истерике каждый раз, когда Шерлок Холмс на экране закуривает трубку.
Видимо, с понятиями МЕТАФОРЫ и ФАНТАСТИЧЕСКОГО ДОПУЩЕНИЯ Хапаева тоже незнакома. Ей неинтересна многовековая история метафоры еды (см. фундаментальную работу О.М. Фрейденберг, написанную не вчера). Ей вообще неинтересно, с какой целью авторы выдумывают несуществующих монстров и какие художественные задачи при этом решают. Видимо, с точки зрения Хапаевой, Эдип не должен был добросовестно отвечать на вопросы Сфинкса - рубанул бы мечом и пошёл бы дальше. Монстр же, чего с ним церемониться. А загадки... зачем они нам, без загадок как-то проще.

С пламенным приветом от автора нескольких романов о монстрах и не только.