November 27th, 2017

много и скучно про Гарри Гаррисона-2

В предыдущем посте я обещала написать, почему люди в "Эдеме" придуманы плохо.
Мир ящерок-йиланей, конечно, может вызывать нарекания, там есть проколы - почему у них нет письменности; как они создали генную инженерию без микроскопа, если у них микроскопы получены путём генной инженерии; не объяснено, за счёт чего неверующие йиланеи умирают вне коллектива, а верующие выживают и пр. Я бы не стала цепляться к вопросу, как вообще возникла их цивилизация без всякой механики (вопрос, заданный одним из пользователей в комментах): особенность альтернативных миров, как правило, состоит в том, что они даются у авторов готовыми, и требовать прописать все миллионы лет эволюции - не всегда нужно. Ну, возможно, у них когда-то была механическая цивилизация, которую вытеснила органическая. Это, имхо, неважно.
Важно то, что йиланеи убедительны, поскольку автор представляет себе мотивы, которыми они руководствуются. Их действия логично вытекают из их представлений о мире и психологических особенностей. А вот с людьми не так. Когда речь идёт о людях, у них действия существуют отдельно, психология - отдельно. Словно Гаррисон спохватывается: так, хватит экшена, подпустим вот здесь и здесь тонких психологических переживаний.
На мой взгляд, это проистекает из того, что Гаррисон представляет себе йиланей (которые хоть и ящерки, но представительницы модерной урбанистической цивилизации), но не представляет себе охотников-собирателей. Его первобытные люди-тану - это переряженные городские туристы.
Ну, например, возьмём необъяснимую ненависть людей к "мургу" (этим словом они обозначают всех динозавров). В тексте ясно сказано, что до встречи с разумными йиланеями люди видели только мургу-животных и воспринимали их как животных. Пардон, но для охотников-собирателей совершенно нетипично стремление истреблять крупных несъедобных животных из ненависти. Это феномен эпохи огнестрельного оружия. Убивать крупного зверя копьём и стрелами - это ОЧЕНЬ ресурсозатратно, не говоря уже о риске для жизни. Если мясо нельзя съесть, то для охоты нужен какой-то исключительный повод, вроде обряда инициации (например, масай обязан добыть леопарда, чтобы считаться взрослым). И психически нормальный охотник не выскочит из укрытия с копьём на трёх крупных и потенциально опасных животных, от добычи которых никакой пользы, как это сделал один из героев романа (ему повезло, что ему попались неагрессивные самцы).
Далее, у человеческого общества, описанного Гаррисоном, вообще нет никакого устройства. Вроде бы у них есть верование, согласно которому души покойников переселяются на звёзды (чего париться с выдумыванием, открыл "Философию за 15 минут" на странице "Платон" и готово). Значит, должен быть культ предков. Даже у племён, у которых нет культа предков, у них как-то имеются семейные отношения, играющие значительную роль. У Гаррисона же первобытные люди существуют совершенно изолированно. Окей, у одного перебили всё стойбище, у другого перебили всё стойбище - но ведь и другие, из неперебитых, показаны так же изолированно, как будто у них нет ни папы, ни мамы, ни братьев, ни тётушек и пр. Что, например, случилось с роднёй Армун, кем приходятся ей удочерившие её люди? В представлении Гаррисона семья - это что-то возникающее на пустом месте: он и она встретились, влюбились и родили ребёнка. Как в студенческом общежитии. Ну нельзя же до такой степени этнографию не знать.
Опять же, автор подчёркивает, что в обществе тану распределение гендерных ролей патриархальное. Однако при этом свадьбы не играют, вообще никаких ритуалов сватовства и заключения брака, а сексуальная инициатива принадлежит женщине - захотела, пошла спать в чум к охотнику. (Фрейдистская мечта сексуальной революции 60-х: пусть я буду брутальный волосатый дикарь с каменным топором, а а бабы знают своё место у очага, но только чтоб они сами на меня вешались и им не мешали всякие моралисты). Ну не бывает так в настоящих патриархальных обществах.
Теперь об антуражной стороне. Я не возражаю против самой идеи, что в Америке из широконосых обезьян эволюционировали люди. Наличие капуцинов с их внешним видом и интеллектом показывает, что эволюция двигается сходными путями и могла бы теоретически продвинуться дальше. Я даже не возражаю против того, что тану - белокожие блондины, так как млекопитающие могут сто раз приобрести этот признак самыми разными путями. И то, что автор сделал их белыми, вполне функционально: его герой - белый мужчина, то есть воспринимавшийся тогдашней аудиторией романа как "человек by default", а с точки зрения рептилий он, наоборот, странное и ненормальное существо. Но скажите, на кой чёрт они изъясняются на ИНДОЕВРОПЕЙСКОМ языке?
Потому что язык тану - явно каша из индоевропейских языков с заметной германской окраской (ономастика так и вовсе отчётливо германская). Не, мистер Гаррисон, вы серьёзно? Индоевропейский язык мог возникнуть независимо у потомков другого подотряда (а не то что другого вида) обезьян?
Ну и мастодонты доставили, ага. На фига охотникам-собирателям мастодонты, которых запрягают в волокуши? Только для красивой аллюзии на переход Ганнибала через Альпы? Перевезти чумы хватит и более мелких животных (олени-то в этом мире есть). А как их удерживают и приручают? Автор хоть раз наблюдал работу с домашними слонами? Кожаную привязь они порвут на раз, их держат на металлической цепи, а металла у тану нет, кроме дефицитного (и непригодного для цепей) метеоритного железа. А проблема гона? Они же просто растопчут ваши чумы - даже добрейшие индийские слоны становятся неадекватными в период гона, вот почему в хозяйстве чаще держат слоних. А тут в романе у слонихи между делом слонёнок рождается! Гаррисон что, думал, что мастодонты размножаются как комнатные собачки - побегала, чуть недосмотрели, и забеременела в любое время года?
Дальше же, когда тану переваливают через горы, у автора явно истощается фантазия, и он прибегает к стоковому приёму "литературы о первобытности", навязшему в зубах ещё со времён Рони Старшего - череде встреч с другими племенами, отличающимися в расовом и технологическом плане. Но, во-первых, со времён Рони Старшего прошло полвека, а во-вторых, у нас же альтернативная история. Откуда на такой незначительной территории взялись такие разнообразные народы и почему их разнообразие под копирку повторяет наше, непонятно. (Откуда, например, взялись темнокожие люди? Эволюционировали где-то в другом месте и пришли оттуда?).
В общем, я уже не раз замечала, что этнографию фантастам изучать неохота даже на самом базовом уровне. Презренная ж гуманитарщина, а чо такого.