October 23rd, 2017

Каталония #небутерброд

Ну и мои пять копеек по каталонскому вопросу, по которому в России вдруг образовалось столько экспертов.
На мой взгляд, эта история продемонстрировала поражение как Испании, так и идеи национального государства в целом.
Испанское государство облажалось дважды. Первый раз, когда полиция устроила погромы избирательных участков. Здесь вы не сможете списать всё на "провокаторов" и "леваков, бьющих витрины", как на какой-нибудь уличной демонстрации. На видео видно, как полицейские вышибают дубинками стёкла избирательных участков. Эта ситуация ненормальна по определению. Второй раз испанское государство облажалось, когда решило показательно выпороть Каталонию за непослушание и отобрать автономию (уже сейчас быстренько пошли на попятный и утверждают, что автономию отбирать не будут, только поменяют нелояльных должностных лиц на лояльных). Это как минимум не комильфо в двадцать первом веке.
Теперь про главное. Просто поражает, какое количество рашен либерален, показательно топчущих Навального за "Крым не бутерброд" и ругающихся словом "имперец", вдруг стали сторонниками единой и неделимой Испании и противниками нехороших "сепаратистов". Когда их спрашиваешь, почему, они хором отвечают: "Но это же совсем другоооое деееело!". Они начинают объяснять, что а) Каталонию ведь не аннексировали; б) испанское государство ведь хорошее, демократическое, поэтому против него бунтовать низзя.
Эти доводы демонстрируют как нежелание вникнуть в сложность западноевропейской истории (проблема Каталонии восходит ещё к эпохе феодальной раздробленности), так и непонимание идеи демократии. Потому что демократия - это суверенитет народа, а не наличие "хорошей" власти, которая, так и быть, даёт нам права и свободы и даже разрешает "Матильду" показывать. Филипп VI может хоть шоколад с вертолёта раскидывать, а каталонцы имеют право не хотеть царя-батюшку - они имеют право хотеть республику и самостоятельно распоряжаться своими налогами. Потому что это имеет прямое отношение к рядовому каталонцу. Он у себя в кафешке варит паэлью для туристов (Каталония на туризме зарабатывает больше, чем любой другой регион Испании), и зачем ему отдавать налоги в Мадрид? Сказкам про то, что "а зато король нас защищает", в 21-м веке верить уже не приходится, потому что в наше время единственная реальная угроза внутри Европы - терроризм, и нет никаких признаков того, что крупное централизованное государство от неё как-то помогает.
И вот тут мы переходим к главному, потому что идея суверенитета народа создавалась политической философией 300 лет назад в противовес "божественному праву королей", и тогда никто не подумал, а кого, собственно, считать народом (поскольку создавалась она в Англии и Франции, где тогда этот вопрос был более-менее ясен - хотя всё равно приходилось выносить за скобки всяких там ирландцев и бретонцев). И с тех пор всевозможные международные постановления о праве наций на самоопределение - лишь попытки залатать эту дыру, и проклятый вопрос - кто имеет право на самоопределение, а кто не имеет - никуда не делся. (Вот и Евгений Ихлов с Виктором Александровым на "Каспарове" в сто пятый раз на эту тему дискутируют, размахивая перед носом друг у друга разными документами международного права).
И какой бы путь мы ни выбрали, он тупиковый. Потому что если мы признаём, что одни сообщества имеют права называться народами, а другие не имеют, то, получается, мы делим сообщества на первый и второй сорт, и деление это будет неизбежно произвольным (даже такой вопрос, как язык, не очевиден - австралийский и американский английский пока что не отдельные языки от британского!). Получается, что реально право раздавать статус "народов" будет у того, у кого пушка. Если же мы признаём право любого сообщества объявить себя народом и потребовать государственности, то почему жильцы соседнего подъезда не могут заявить, что они - народ? Тем более если исходить из концепции "гражданской нации", для которой не требуется отдельного языка и отдельной этничности.
На мой взгляд, имеет место неприятный для многих факт, который рано или поздно придётся признать. Национальное государство как концепция изжило себя. Так же, как феодализм изжил себя к началу 16-го века, а абсолютизм к концу 18-го. Мы, к счастью, живём не в 16-м и не в 18-м веке и в состоянии усвоить уроки истории - попытка принудительно удержать изжившие себя институты всегда кончается плохо. Было бы желание их усвоить...
Что придёт на смену? История покажет, но новые формы политической организации определённо будут связаны с Интернетом и цифровыми технологиями. Не зря их так боятся современные государственные лидеры (не только наши).