October 3rd, 2017

Елен Колядин

Национальный корпус русского языка периодически приносит мне таких писателей, о существовании которых я и не подозревала. Вот, например, оказывается, был такой Алексей Чапыгин - автор исторических романов, живший в первой половине прошлого века. Из любопытства ознакомилась. И сразу поняла, кого пародировали Ильф и Петров своим знаменитым фрагментом про заколдобившегося старика Ромуальдыча. Роман "Разин Степан" вышел в 1924 г.
Тут няшно всё, начиная с заглавия - как будто запись в классном журнале или в ведомости. Почему не "Степан Разин"? Загадка.
Вот так, по его мнению, изъяснялись в 17-м веке. Наслаждайтесь.

- Было время, шестикрыльную книгу я чел, жидовина Схари и иных мудрых речения и письмена их еретичные, числа исчислял по маурскому счислению и по звездам, кои описаны, гадал, а вычитал я в тых книгах, что
земля наша, кою чтут патриархи и иные отцы православия, яко долонь человеков, гладкой, - кругла, что небо будто бы не седми, не шти, не пять и не дву-три не бывает, что небо сие едино, и земля наша кругла, а небо шар земли нашей объяло, справа, слева, внизу и вверху, что якобы земля наша вертится... Но мотри, сие говорю только тебе, ибо ты мне, как и
Ириньице, по душе пал... иным боюсь. В срубе сожгут мое худое телесо древнее, да огню его предать - не изошло тому время...


- Горбун! Окунь столетний! Он мой голубь-голубой. Степа, ты ведь мой?
- Твой, Ириньица, - с тобой я твой!
- Снеси меня на постелю.
- Сиди!
- Снеси, говорю! Или сорву с себя платье, нагая побегу по Москве и буду кричать: "Я та, которую он взял от червей могильных, я та, и он тот, кого я люблю больше света-солнышка!.." Степа, снеси...


- Господине дьяче, она жена ему постылая, на всех лжет, а у самой жабы в брюхе квачут и кулькают. Чуять ее страшно, болотной тиной смородит, икота у ей завсегда...

- Небойсь! Стрельцы с нами-и, пущай фролят...
- Морозов усохутился - сбежал!


- Стрелец! Палена мышь, сорви башку, - кинь свой ослоп к матери, чуй!

С палёной мышью вообще отдельная песня. Чапыгин, видимо, счёл общеизвестный эвфемизм "едрёна вошь" недостаточно благопристойным и изобрёл собственный - "палёна мышь". И ему эта палёная мышь так понравилась, что он вставил её в текст аж 36 раз, иногда по два-три раза в одной реплике.
Что касается, наоборот, дружелюбных выражений, то для дамы сердца Разина автор изобрёл обращение "голубь-голубой" и засунул его в текст 18 раз. Нет, я, конечно, понимаю, что в 1924 г. слово "голубой" ещё неприличных ассоциаций не вызывало, но, когда его повторяют в каждой реплике, а в одном месте по соседству с голубым сарафаном - бггг.
Сильно подозреваю, что официальная биография Чапыгина выдумана. Потому что на языке, который он якобы подслушивал у народа на Русском Севере, никакой народ никогда не говорил.
Заодно поняла, почему "Цветочному кресту" Елены Колядиной присудили Букера. Из ностальгии по историческим романам Чапыгина. Который, оказывается, в советское время считался нереально крутым, и его пиарил сам Горький (это Горький-то, который в письмах молодым авторам высмеивал злоупотребление "колоритом" и орнаментальностью!).