September 26th, 2017

ещё кина псто

Раз уж пошёл разговор об отечественном хорроре, расскажу про фильм "Невеста" 2017 г., совершенно не замеченный прессой и несправедливо недооцененный. Пара-тройка снисходительных критических рецензий, оценивающих его как "добротный", и невнятное облаивание на форумах - без какой-либо аргументации фильм объявляют "шаблонным" и "унылым г...". Вообще замечательно, конечно, как особи, которым Интернет дал возможность почувствовать себя кинокритиками (не умеющие при этом написать двух связных предложений без ошибок), тычут шаблонностью. При этом ни один голливудский комикс они в шаблонности не упрекнут, хотя, на мой взгляд, за кадр с человеком, висящим над бездной на одной руке, режиссёров уже пора медленно забивать по голове рукояткой кольта.
Но, о чудо, в "Невесте" никто на руке не висит. Да, фильм старательно следует канонам жанрового кино - поскольку хоррор в принципе строится из кирпичиков, и нужно быть Гильермо дель Торо, чтобы эти кирпичики переплавить. Но в "Невесте" чрезвычайно любопытно то, что там целое не равно сумме частей. Стандартный набор сюжетных мотивов хоррора прорастает в глубокую и жутковатую историческую аллегорию. Потому что носителю русского языка, к тому же немного читавшему художественную литературу, прекрасно понятно, кого в нашей традиции принято именовать Невестой и Матерью с большой буквы. Ну уж Блока-то все помнят...
Середина XIX в. У помещика, чьё хобби - фотография, умирает невеста. Безутешный жених решает воскресить её с помощью фотографии, вселив её душу в тело крепостной крестьянки. Та самая слезинка ребёнка (окей, не ребёнка, а невинной девушки) - жертва, положенная в основание своего счастья - накладывает проклятие на всё будущее рода. Душа невесты, которая из поколения в поколение требует всё новых тел для реинкарнации, постепенно превращаясь в монстра - а семья добросовестно поддерживает её, разыскивая новые жертвы. Невеста-Мать, обитающая в запретной комнате, предстаёт то в виде ужасной древней старухи, то в виде юной девушки-вампирши, одновременно красивой и отвратительной (нечеловеческая, паучья пластика сыграна великолепно), то в виде женской фигуры в фате и белой маске (как тут не вспомнить о "Снежной маске" Блока!). Фильм вообще очень блоковский по атмосфере, там множество аллюзий на разные циклы стихов о Прекрасной Даме.
Смысл, который из всего этого прорастает, актуальный и страшненький. Фильм получился про попытку воскресить умершее историческое прошлое, про стремление цепляться за фамильных призраков, которые хватают за ноги живых и требуют крови. (Мы-то помним, с чего всё начиналось - с перестроечного увлечения "конфетками-бараночками" и "хрустом французской булки", с журнала "Наше наследие". Как всё тогда было мило и трогательно!). И о том, как молодой Ваня находит в себе силы оторваться от этого прошлого и начать новую жизнь со своей женой. Конечно же, не обошлось и без очистительной жертвы в финале - но тут меня будут за спойлеры ругать, если я расскажу.

Безусловно, в фильме присутствуют некоторые сюжетные огрехи. Например, барин-фотограф, из-за которого всё началось, никак не мог быть прапрадедом Вани, которому лет 20 (действие происходит самое рано в конце нулевых, судя по технике). Потому что если у него были крепостные, то это не позднее 1860 г., значит, родился он никак не позднее 1835 г. (допустим, он в 25 лет выглядел на 30). Маловато поколений выходит. Неясно, зачем барин афишировал перед крестьянами цели, в которых ему понадобилась девка - это только для нагнетания мелодраматизма, ну захотелось режиссёру показать крестьян на грани бунта и показательный расстрел мужика из пистолета. Кстати, непонятно, как барин не загремел за это в Сибирь: убийство крепостных было уголовно наказуемо, хотя забить до смерти где-нибудь на конюшне было возможно, но открыто пристрелить на глазах у толпы - это совсем другое дело.
Самый большой провал - это как семье удалось сохранить свой особняк до нашего времени, мы же не в Англии, у нас даже богатых крестьян из домов повыгнали после революции, не то что помещиков. (Что родственники Ивана работали на заводе и в больнице, они, скорее всего, врут). Надо было хоть как-то это объяснить.
Странно, что деревянный дом не сгорел в финале - его благополучно осматривают новые владельцы. Этот эпилог, на мой взгляд, совершенно лишний, он похож на толстую рекламу сиквела. (Хотя сама по себе идея, что зловещая фотопластинка так и осталась неразбитой, хороша).
И всё-таки фильм оцениваю на 7 из 10. Посмотреть, безусловно, стоит.