August 13th, 2017

В. Брагин, "В стране дремучих трав"

По наводке френдов нашла и прочитала роман В. Брагина "В стране дремучих трав", о котором краем уха слышала давным-давно. Роман меня удивил. Во-первых, тем, что я ожидала детского чтения, а он как минимум для старшеклассников. Во-вторых, нечасто мне приходилось в возрасте старше 12 лет с увлечением читать настолько плохо написанный текст - именно с желанием дочитать до конца, а не скоротать время. Предыдущим был "Дракула" Брэма Стокера в 1997 г.
Текст написан просто феерически плохо. Collapse )
И всё же! И всё же книга завораживает настолько, что невозможно оторваться. Есть в ней нечто странное, чуть ли не крамольное для того времени, когда она вышла. Как ни удивительно, 1948 год для литературы был во многих отношениях хуже, чем 1937 - в 30-е годы ещё проскакивало много живого и интересного, а десятилетие спустя, после злосчастного постановления Жданова, началась прицельная идеологическая зачистка литературы. В конце 40-х достаточным криминалом была "аполитичность" - а роман Брагина аполитичен на удивление (если не считать дежурного реверанса в сторону великих строек коммунизма в финале). Сама идея того, что человек дореволюционной эпохи пробыл в мире насекомых 40 лет и пропустил революцию и смену власти (плюс две мировые войны) - в этом есть что-то фантастически дерзкое. Интересно, сам-то Брагин понимал, что написал?
Примечательно, что Думчев и главный герой совершенно не обсуждают социальные вопросы! Ни слова про преимущества жизни при социализме по сравнению с царизмом. Предметом разговоров о "тогда и теперь" служит исключительно технический прогресс. Который, вообще говоря, имел место во всём мире независимо от политического строя.
Почему книга оказалась забыта (в отличие от "Карика и Вали") - в общем, понятно. Помимо сомнительного художественного уровня, она морально устарела вскоре после второго издания в 1962 г. Главный герой, с его упёртым снобизмом - мол, нам нечему учиться у насекомых, человеческая техника превосходит природу по определению, разве что оптические эффекты крыльев бабочек, так и быть, пригодятся - уже в 60-е годы, когда вошла в моду бионика*, выглядел комично и неприятно. Доказывать, что мир насекомых может служить источником вдохновения для высоких технологий, больше не требовалось - Брагин ломился в открытую дверь. В "Приключениях Карика и Вали" настроения совсем другие - природа всегда удивляет, и этот взгляд одинаково созвучен что 60-м, что 2000-м.

*Первое зафиксированное употребление слова "бионика" - в романе Ефремова "Лезвие бритвы" (1959-1963). С 1965 г. бионика уже хит научно-популярной литературы: только в журнале "Химия и жизнь" за этот год вышло 4 публикации о бионике.