March 8th, 2017

женственность, которой не было: разбор мемов

У нас весьма основательно забылось, что сегодняшний день - не праздник мимозы для домохозяек, он немного о другом. По этому поводу - пост, который давно собиралась написать.
Среди читателей моего блога есть несколько граждан, которые до тех пор, пока я пишу о книгах и кино, общаются со мной вполне адекватно, как человек с человеком, и не вспоминают о том, сколько у меня Х-хромосом. Но, стоит мне заикнуться на тему сексизма, как из них тут же начинают сыпаться мемы - одни и те же, как под копирку: 1) про "природное предназначение женщины как хранительницы очага"; 2) "вот раньше женщины были женственными, а теперь из-за этого вашего равенства женщины шпалы ворочают".
Эти мемы я с удивительным постоянством слышу ещё с времён перестройки, когда я пешком ходила под стол, так что сейчас отличный повод с ними разобраться.
Начнём с "хранительницы очага". Хочется спросить: многие ли современные городские жители видели очаг? Не мангал на даче, которым всё равно занимаются мужчины, не декоративный каминчик в коттедже, а хотя бы дровяную печку? Из которой надо как минимум выгребать золу, а желательно ещё и периодически обмазывать глиной и белить (я видела, как это делает моя бабушка). Вы правда считаете, что этим занимаются в кружевном пеньюаре?
Печальная истина состоит в том, что пресловутую женственность исторически могли себе позволить очень немногие. На протяжении большей части истории человечества большинство женщин было вынуждено заниматься тяжёлым физическим трудом. Насколько женственной выглядит дачница, согнутая над грядкой? А ведь реальное сельское хозяйство - не дача, это был труд от зари до зари ради пропитания. И помимо огородных и полевых работ, во всех традиционных обществах обязанности женщины включали уход за скотиной (которую держали даже в городе). А скотина - это вам не три курицы и коза в палисаднике, как сейчас. Это как минимум корова и свинья (за лошадью ухаживали мужчины). Это, пардон, навоз. Который надо постоянно выгребать. Причём заметьте, горячей воды нет. Даже для обеспеченных людей, избавленных от сельскохозяйственного труда, горячее водоснабжение ещё полтораста лет назад было инновационной диковиной:

Теперь, видите сами, часто должно пролетать
время так, что Вера Павловна еще не успеет подняться, чтобы взять ванну (это
устроено удобно, стоило порядочных хлопот: надобно было провести в ее
комнату кран от крана и от котла в кухне; и правду сказать, довольно много
дров выходит на эту роскошь, но что ж, это теперь можно было позволить
себе?
(Н. Чернышевский, "Что делать?")

Большинство же могло рассчитывать разве что на баню по субботам. И до этой субботы надо было ещё дожить в поту, земле и навозе. И дезодорантов не было. Collapse )
Что же касается пресловутой женщины, таскающей шпалы, которой как универсальным жупелом размахивают беловоротничковые мачо - уверена, что ни одной из таких женщин они не видели ближе чем из окна проезжающего поезда. Что не общались с ними, не спрашивали, как они дошли до жизни такой. Иначе бы узнали, что женщины таскают шпалы вовсе не оттого, что возжаждали равенства, а либо из-за нехватки мужских рук, либо из-за того, что на зарплату мужа прожить с детьми нельзя. Потому что принцев и даже менеджеров на всех не хватает. Потому что на дочерях пьяных железнодорожных рабочих такие вообще не женятся. Потому что дочь пьяных железнодорожных рабочих выйдет замуж, скорее всего, за такого же железнодорожного рабочего, который, даже если трезвый, всё равно один не заработает достаточно. Потому что все уйти в бизнес не могут, должен же кто-то и шпалы таскать.
А для крестьянок эти шпалы ещё полвека назад были раем, возможностью вырваться в лучшую жизнь. Потому что - не надо вставать в 3-4 утра и печь хлеб, рабочие спят до 6-7 и хлеб покупают в магазине. Потому что можно помыться в общественной бане, а не таскать воду. Потому что 8-часовой рабочий день и платят зарплату, на которую можно купить помаду и туфли на каблуках, а вечером пойти на танцы.
И поэтому хуже беловоротничкового мачизма, верящего в золотой век ходячих Барби - только беловоротничковый феминизм, объявляющий крестовый поход против макияжа и каблуков. Я бы хотела лично посмотреть, как колумнистка столичного журнала объясняет уборщице или вагоновожатой, почему надо носить кеды, а не туфли на каблуках, и успеет ли она унести свои ноги в кедах от женщины, которая с нетерпением ждёт выходного, чтобы эти ненавистные кеды сбросить и надеть наконец каблуки. Чтобы почувствовать себя не рабочей скотиной, а хоть немножко такой, как вон та киноактриса на плакате.
Печальная истина состоит в том, что пресловутая женственность - не столько commodity для мужчин, сколько luxury для женщин, символ финансового благополучия, жизненной защищённости и свободы от тяжёлого физического труда. Всё, что у нас сейчас ассоциируется с женственностью - кружева, локоны, ухоженные кожа и ногти, - всё это исторически было в первую очередь признаками богатства и наличия досуга. Поэтому гендерные проблемы - лишь пена, за которой скрывается старая, как мир, бездна проблем социальных.