October 3rd, 2014

про мышление

пессимистические рассуждения с филологического факультета

(после работы с магистрантами).
Проблема в том, что наше гуманитарное образование не даёт студентам главного, для чего оно предназначено - навыков критического мышления. А без этого оно в чистом виде симулякр, "образ Татьяны". Хорошо ещё, магистранты неплохие попались, какие-то вещи понимают после объяснения.
Что я считаю настоятельно необходимым - во-первых, любое гуманитарное образование (даже психологическое и экономическое) должно начинаться с введения в языкознание. И рассказывать там надо не то, что "языки бывают романские и германские", а то, что существует различие между словом и денотатом. Что действительность можно наблюдать непосредственно, а можно узнавать о ней через какой-то текст, написанный на каком-то языке. Что этот текст может быть плохо переведён и т.д.
Студенты - ладно, но огромное количество моих взрослых коллег не понимает таких элементарных вещей. Например, в стопятьсотый раз читаешь у какого-нибудь историка про "реформу пантеона славянских богов" при Владимире. Откуда она вообще взялась? В ПВЛ просто сообщается: И нача княжити Володимиръ въ Киевѣ одинъ и постави кумиры на холъму внѣ двора теремнаго: Перуна деревяна, а голова его серебряна, а усъ золот, и Хоръса, и Дажьбога, и Стрибога и Сѣмарьгла, и Мокошь. Где тут реформа? А просто в позапрошлом веке кто-то предположил, что, раз Владимир был религиозным реформатором, то и эта запись сообщает о реформе (о предыдущей, неудавшейся реформе язычества). И с тех пор интерпретация (довольно произвольная притом) пошла гулять как факт.
Я уж не говорю про психоанализ. На чём он исторически был основан? На том, что Фрейд предложил интерпретировать сновидения и душевные переживания как МЕТАФОРЫ. То есть попытался применить к ним филологический метод. А откуда, собственно, берётся уверенность, что они функционируют по тем же законам, что поэтические тексты? Ниоткуда, кроме старого романтического отождествления поэзии со сновидением, которое само по себе есть метафора. К тому же Фрейду в его эпоху было простительно не понимать разницы между сновидением и рассказом о сновидении (хотя вроде бы современник де Соссюра, между прочим). Но современные-то гуманитарии должны понимать. А они не только этого не понимают, но и не понимают разницы между пациентом и литературным героем.
Очень часто простой вопрос о предмете и методе исследования ставит моих собратьев по ремеслу в тупик. Даже в самой наивной формулировке: "Что и как вы собираетесь исследовать?". Во с этим надо что-то делать. Для этого я и создавала свой курс "Междисциплинарность". Но у меня ежегодно по десятку магистрантов, а объяснить суть удаётся максимум четырём-пяти из них (а то и двум-трём). Это капля в море. Фер-то ке, как говорится?