September 1st, 2014

вирус Эбола как приговор постколониализму

Допрыгались.
Легко было в интеллектуальной постмодернистской кофейне обсуждать, есть ли у европейского образования и медицины объективные преимущества перед многовековыми традициями шаманизма, и политкорректно ли бороться против женского обрезания (да-да, такие разговоры тоже велись). И даже попрекать главного героя фильма "Кин-дза-дза", что нехорошо, мол, так свысока относиться к местным обычаям - ей-богу, не фейк, а реальный отзыв американского зрителя. (Правда, на вопрос, должно ли уважение к чужим обычаям распространяться и на обычай людоедства, все как-то начинали блеять - дойти до логического завершения стеснялись).
Пока не объявился вирус Эбола.
И даже левая газета "Гардиан" пишет, что распространению вируса способствуют антисанитарные похоронные обряды и привычка обращаться к знахарям вместо врачей.
Времена евромазохизма кончились. В свете эпидемии вируса Эбола пресловутый постколониальный тезис - "это их национальные обычаи, они имеют право на существование, мы не имеем права вмешиваться" - являет свою довольно неприглядную изнанку: "вы там, в Африке, пожалуйста, подыхайте от болезней и голода, это ваше суверенное право, а мы, белые люди, уж так и быть, будем пить капучино и пользоваться айфоном". Вот только с вирусами шутки плохи. Даже в Средние века эпидемии не ведали политических границ, а уж при нынешнем-то развитии транспорта...
Пора вспомнить о том, что, хоть все люди братья, не все братья - близнецы. Братья бывают младшие и глупые. И за ними надо присматривать, чтобы не тянули в рот какашки и битое стекло. Хотя бы из чувства самосохранения вспомнить злосчастного, много раз оплёванного Киплинга.