January 29th, 2014

моя концепция учебника истории

Евгений Лавлинский, aka Захар Прилепин, ещё не ведая о том, что будет происходить на Украине через месяц, обмолвился как-то:

Как было бы приятно, если б Украина вернулась через год, или там через три, сырая, босая, обескураженная, с застуженными придатками, осатаневшая от случившегося с ней - неожиданно вылезла бы на берег и как засадила российскому доброхоту (он так и стоит на берегу, машет платочком, всматривается в голубую даль) в зубы.

Я так думаю, г-н Лавлинский, взрослый дядя с высшим филологическим образованием, всё-таки знает, что Украина - это территория, населённая украинцами, а не человеческая особь, у которой есть ноги, половые органы да ещё и кулак, коим можно дать в зубы. Так какое же отношение вся эта картинка имеет к реальности событий? А это, понимаете ли, аллегория.
Аллегория - приём искусства древний и почтенный. Ломоносов вон тоже в стихах мечтал увидеть портрет России с большими си... (ну вы поняли). Но искусство есть искусство. Насколько уместна аллегория в текстах, которые претендуют на аналитическую оценку действительности?
Я намеренно привела гротескный пример. Бог с ним, с Прилепиным - он всё-таки писатель, а писателям свойственно путать художественное творчество с действительностью. Проблема в том, что аллегории рулят и там, где, казалось бы, им не место - в исторических науках.Collapse )