sarcasia (steblya_kam) wrote,
sarcasia
steblya_kam

Category:

ответ на вопрос из зала

Тут меня в комментариях к предыдущему посту спросили, как я отношусь к принципу эквиметрии при переводе стихов и нужно ли соблюдать "догму формы". Поскольку я уже несколько лет обдумываю эту проблему и у меня давно есть кое-какие соображения на эту тему, готова их высказать.
В последнее время на Западе стало популярно переводить русских поэтов верлибром, и на русских семинарах и конференциях по переводу появилось много сторонников данного подхода, призывающих освободиться от "догматизма формы", который вызывает у них ассоциации с советской авторитарностью. Лично у меня энергичные борцы с "догматизмом" с некоторых пор вызывают подозрения. Настоящий адогматичный ум не борется с догмами, а просто живёт так, как если бы их не было (хороший пример - М.Л. Гаспаров, именем которого теперь освящают любое желание повыделываться в переводческой области, забывая, что экспериментальному переводу Ариосто предшествовала огромная работа по изучению стиха и по "традиционному" стихотворному переводу).
Аргументы российских противников "догматизма формы" в основном такие: переводчик А перевёл стихотворение с соблюдением метра оригинала, и получилось плохо; переводчик Б нарушил метр, и получилось хорошо. Хотя с точки зрения причинно-следственной связи, прямо скажем, хромает. Откуда следует, что у него получилось хорошо, ПОТОМУ ЧТО он нарушил метр? Что, если появится переводчик В, у которого и метр будет соблюдён, и хорошо получится? Следовательно, довод "от прецедента" воспринимать всерьёз нельзя.
Более серьёзного рассмотрения заслуживает довод западных переводчиков: поскольку в современной западной поэзии рифма используется в основном в юмористических целях, то рифмованный стих воспринимается читателем как нечто комическое и мешает адекватному восприятию поэзии. На первый взгляд, да ещё с учётом данных о семантическом ореоле метра (собранных тем же Гаспаровым), аргумент выглядит неотразимым.
Но так ли он неотразим на самом деле?
Во-первых, этот аргумент лицемерен, поскольку, раз мы признаём за переводчиком право адаптировать текст под вкусы читателя, незачем тогда осуждать классицистов, которые переводили Шекспира то прозой, то в рифму и втискивали действие его пьес в 24 часа, или Констанцию Гарнетт, которая причёсывала стиль Достоевского в соответствии с вкусами английского читателя. Но открыто признать, что перевод возвращается к методам 100-, а то и 200-летней давности, никто не хочет.
Во-вторых, этот аргумент лукав, поскольку своих национальных поэтов - Шекспира, Ронсара, Данте - никто на своём языке верлибром не переписывает. Их читают так, как они писали. Значит, в этом случае метр и рифма не мешают восприятию текста? Может быть, ваши переводчики с русского просто плохо переводят?
И в-третьих, это аргумент филологически невежественный. Он исходит из представления о том, что у стихов есть некое "содержание", которое наливается в "форму", как в бутылку, и которое можно перелить в другую бутылку. Это представление восходит к платоновско-аристотелевской философии, которая, несмотря на своё великое культурное значение, не отвечает современному научному знанию о мире.
Как раз недавно на одной переводческой конференции выступала такая противница "догматизма формы". И я высказала ей вышеприведённые сомнения, спросив: а что, собственно, понимается под "содержанием"? Ситуация, описанная в тексте? Набор лексем? Как быть с огромным количеством поэтических традиций, где "содержание" такого рода крайне однообразно? Например, всю поэзию трубадуров можно свести к "май, цветут розы, я встретил свой идеал", и если переводить её верлибром, то просто получится, что все трубадуры написали одно и то же стихотворение. Я уж не говорю о поэзии скальдов, где всё "содержание" по сути - "лайкнул" или "потроллил", а поэтическое искусство определяется исключительно способностью к "формальным" вывертам.
Я не получила от докладчицы внятного ответа. Вместо ответа я услышала жалкое блеянье, что, мол, верлибр - на самом деле тоже стихи. Но я не советский партийный критик 1950-х годов, чтобы доказывать мне, что верлибр - стихи (хотя, имхо, 9/10 русского верлибра таки проза в столбик). Я так и не услышала ответа на вопрос, где остаётся место культурному и индивидуальному своеобразию переводимого автора.
Дело в том, что переводчик переводит не "форму" и не "содержание", он переводит язык. А к сфере языка относятся и семантика слов ("содержание" в наивном восприятии), и ритм, включающий в себя метр и строфику (пресловутую "форму"). Язык составляет собой единое целое, и разорвать эти аспекты невозможно.
А принцип эквиметрии, естественно, будет плох при невежественном его применении (как и любой другой принцип). Невежественное применение состоит в первую очередь в абсолютизации этого принципа при полном непонимании его функционального значения.
Если же нужен возможно более полный перевод семантики, то честнее переводить стихи прозой - для академических изданий. Такие переводы тоже имеют право на существование.
Tags: лингвистика, литературная критика, перевод
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments