sarcasia (steblya_kam) wrote,
sarcasia
steblya_kam

Categories:

моя концепция учебника истории

Евгений Лавлинский, aka Захар Прилепин, ещё не ведая о том, что будет происходить на Украине через месяц, обмолвился как-то:

Как было бы приятно, если б Украина вернулась через год, или там через три, сырая, босая, обескураженная, с застуженными придатками, осатаневшая от случившегося с ней - неожиданно вылезла бы на берег и как засадила российскому доброхоту (он так и стоит на берегу, машет платочком, всматривается в голубую даль) в зубы.

Я так думаю, г-н Лавлинский, взрослый дядя с высшим филологическим образованием, всё-таки знает, что Украина - это территория, населённая украинцами, а не человеческая особь, у которой есть ноги, половые органы да ещё и кулак, коим можно дать в зубы. Так какое же отношение вся эта картинка имеет к реальности событий? А это, понимаете ли, аллегория.
Аллегория - приём искусства древний и почтенный. Ломоносов вон тоже в стихах мечтал увидеть портрет России с большими си... (ну вы поняли). Но искусство есть искусство. Насколько уместна аллегория в текстах, которые претендуют на аналитическую оценку действительности?
Я намеренно привела гротескный пример. Бог с ним, с Прилепиным - он всё-таки писатель, а писателям свойственно путать художественное творчество с действительностью. Проблема в том, что аллегории рулят и там, где, казалось бы, им не место - в исторических науках.
Как, например, наши учебники по истории пишут о Северной войне? Пишут, что, мол, Россия была заинтересована в выходе к морю, и Пётр I эту проблему взялся решить. Погодите, а Россия - это кто? 90% населения составляли крестьяне, которые как пахали землю до Петра, так продолжали пахать и после. Про море они слышали только в сказках и чихать на него хотели. (Были, правда, поморы, но они и так жили на море). Или, быть может, бояре собрались и сказали Петру: "Слушай, царь, давай уже нам выход к морю"? Более реалистичный сценарий, но, кажется, этого тоже не было.
Историки прибегают к аллегории, поскольку неловко признаться, что Пётр действовал главным образом в интересах себя любимого. Сказать, что он действовал в интересах России - значит, как бы признать за ним альтруистические побуждения. Стереотипное мышление: "действовать из эгоистических мотивов плохо, действовать из альтруистических мотивов хорошо". Хотя элементарный здравый смысл говорит, что это не факт. Человек, который зашивает дырку на штанах в своих интересах, явно занимается более конструктивной деятельностью, чем человек, который сжигает еретиков на костре во имя торжества истинной веры.
Так вот, хороший учебник по истории - это, с моей точки зрения, такой учебник, в котором будет как можно меньше аллегорий. Аллегории проистекают из чувства неловкости перед историей, из желания "оправдать" её. Но пора понять, что это чувство неловкости коренится не в прошлом, а в настоящем. Оно в действительности вызвано не эпохой Петра или Ивана Грозного, а нашими современными непреодолёнными проблемами. Которые мы и стараемся спрятать за аллегориями.
Tags: идентичность, искусство, историческая антропология, история науки, размышления по поводу
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments