ПРИВЕТСТВИЕ

Привет всем, я - Стебля Каменская!
Данный журнал создан для всех, кто занимается историко-филологическими науками, в особенности исторической антропологией и историей литературы. Лингвисты также приветствуются. Задача - бескорыстный обмен научной информацией и мнениями.
С августа 2017 г. в журнале отключена опция анонимного комментирования, поскольку её преимущества исчерпаны.
Collapse )
Немного обо мне.
По специальности шекспировед-расстрига: начинала с Шекспира, потом перевела две главы из Вильяма Лэнгленда, ну, а кончилось всё англосаксами (и до сих пор тянется).
Место работы - Институт филологии и истории РГГУ (update: с февраля 2006 по июнь 2015, пока нас не начали сокращать).
Научные интересы - западноевропейская культура от Средневековья по начало XVII в.; Древняя Русь; история ментальностей; культурные коды телесности.

Избранные публикации:

"Видение о Петре Пахаре" В. Лэнгленда. Гл. 1-2: Перевод, вступ. ст. и комментарии //Кентавр. Вып. 3. М.: РГГУ, 2006. С. 286-304. [pdf]

"Багира сказала...": Гендер сказочных и мифологических персонажей англоязычной литературы в русских переводах

Телесность и метафора плоти в "Венецианском купце" [pdf]
Collapse )

Мои книги (художественные) на ЛитРесе

вышла книжка Ф. Крика в моём переводе

Итак, плод моих трудов материализовался, так что смогла помацать в бумажном виде. Только-только из типографии, аннотаций пока раз-два и обчёлся.
Вот в книжном магазине Dbooksa:
https://vk.com/wall-102962145_33150
А вот аннотация на Фантлабе:
https://fantlab.ru/work1265078
Пичалька, что ни одна зараза не упоминает имени переводчика. Хотя Фантлаб обычно как раз всегда указывает, в каком году кто что перевёл. Ну да, книжка типа сама собой перевелась :-(
Очень хочу преподнести экземпляр bbzhukov и frema_zhu, но мне вчера не смогли в издательстве продать дополнительные - какие-то технические закавыки. Обещали попозже достать ещё два.

много занудной истории языков

Ещё раз о слове варяги: из истории лингвистических недоразумений
Недавно у меня не вынесла душа, и я написала заметочку. Иллюстрирующую, до какой степени в историко-филологических науках различные области изолированы друг от друга и мэтры в одной области могут не иметь представление об элементарных азах смежной дисциплины. В результате чего ошибки тиражируются и множатся.
Подчёркиваю специально: претензии к критикуемым авторам у меня не в том, что они чего-то не знают лично. Знать всё одному человеку - невозможно. Претензия в том, что они не обращаются за сотрудничеством и консультациями к исследователям в смежных областях. В том, что гуманитарии, за редким исключением, всё ещё считают научное исследование делом, с которым способен справиться кабинетный одиночка - то есть стоят на уровне мышления XIX в. А это уже невозможно хотя бы в силу накопившихся объёмов данных.

Янин В.Л. (6 февраля 1929 - 2 февраля 2020)

Валентин Лаврентьевич Янин не дожил нескольких дней до 91 года. И на два с лишним года умудрился пережить Зализняка, который был моложе его на шесть лет.
Вообще это фантастика - то, что он всё это время был с нами. Это совершенно выносит мозг, если представить себе - что 22-летний студент Валя был современником того момента, когда откопали первую берестяную грамоту. Момента, разделившего все исследования Древней Руси на "до" и "после".
Остаётся надеяться, что новгородский проект после смерти обоих мэтров есть на кого оставить (возлагаю большие надежды на моего друга А.А. Гиппиуса, который принимал участие в расшифровке последних находок). Потому что изучение берестяных грамот - уникальный пример успешной коллективной работы в гуманитарных дисциплинах, который демонстрирует, каких потрясающих достижений при этом можно добиться. Большинство историков и филологов, к сожалению, всё ещё придерживается представлений позапрошлого века, которые во всех других науках давно сданы в архив: что наука - занятие кабинетных одиночек, а коллективная работа - это когда я вписываю в соавторы мужа или аспирантку. Исследования берестяных грамот - как раз тот случай, когда гуманитарии сумели выйти на тот современный научный уровень, который давно стал нормой в других областях науки. Надеюсь, этот уровень удастся удержать. Всегда хочется надеяться на лучшее.

обещанные перлы

Итак, очередной литературный конкурс. На этот раз порадовали следующими образцами:

…стоя под проливным дождем в луже чужой крови, эта мысль больно врезалась в мозг. - шляпа всё подъезжает и подъезжает к сией станцыи.

Женщина повращала глазами и поспешила налево потому, что в той стороне разглядела кофейню.

… клубы эфирной жижи цветочного происхождения…

… ветви многовековых деревьев, которые держатся на крепких корнях и достойных предках, питающих их одинокие стержни.
- что-то совсем неприличное...

Под ногами алел песок, усеянный множеством выброшенных на берег прибивавшими рядом волнами микроорганизмов на подобии планктона, периодически сменяя планктонообразными иной окраски все близлежащее к воде океана побережье.

День кончался довольно приятным лаймово-свинцовым закатом …

…большая часть космической техники русскоязычного производства…

…россыпи гемоглобинообразных водорослей лиственно-зеленого оттенка…

…весьма приятный голос на чистом английском акценте…

На лице Виктора не дернулась ни одна скула.
- а сколько у него было скул?

Алексей дышал той жизнью, о которой тщились напрягать свое воображение его юные предки.

…глаза, светло-выцветшие, поглядывали по сторонам бегло и устало.

Это явление можно опоэтизировать и вместе с тем ловко освободить от гнета лишними кило обеспокоенные умы.
- неужели кто-то лишними кило кому-то на голову садится?

Продвигаясь по коридору и взирая на лица своих коллег, спешащих в зал, у Эберхарда нарастало ощущение величия предстоящего выступления. - шляпа едет, едет...

Я веду двух протагонистов, оба – главные действующие лица. - у меня тут два бегемота, причём оба, надо же, гиппопотамы.

…уничтожая алкоголем нейроны мозга…

Уже к концу первого курса, еле-еле закрыв сессию, оптимизм почти растаял.
- шляпа едет, едет...

…улыбался кариозно и заговорчески.

Ведь взяв в руку палку, палка тоже становится продолжением руки.
- шляпа определённо издевается над жалобной книгой.

Когда женщина неожиданно дотронулась рукой до его чипа, тот едва не подавился. - чип подавился? Это и правда фантастика...

Мы пытались создавать научные города с запретом на завод зверей…

Если бы биологи были филологами

Что конкретно меня убивает в моей прежней специальности? Попробую объяснить.
Вот вы биолог. Вы хотите исследовать, скажем, половой отбор у кроликов. Вы покупаете 20 кроликов и крольчих, запускаете их в загон, разводите на протяжении нескольких сезонов, фиксируете, кто с кем размножился и какое потомство получилось, пишете статью и посылаете в журнал.
Дальше у вас две основных опции. Вы можете получить следующие ответы:
а) "Статистика и методы неубедительны, у вас такие-то и такие-то нарушения, идите на фиг".
б) "Статья интересная, если вы ещё учтёте аналогичный эксперимент Васи Пупкина 1997 года и покажете, подтверждается ли он, то мы напечатаем".
Теперь - что было бы, если бы биологи были филологами?

Вы получили бы длинный список замечаний двух рецензентов и редактора примерно следующего характера:
1) "Что такое "половой отбор"? Разве это устоявшийся термин?"
2) "Отсутствует история вопроса. Слишком маленькая библиография. Вообще-то о кроликах написано много, начиная с Аристотеля. Всё это необходимо учесть".
3) "Почему вы ссылаетесь не на классические труды Ламарка, а на каких-то никому не известных авторов типа Стивена Джея Гулда?"
4) "А вы вообще-то в курсе, что, согласно Плинию Старшему, кролики двуполы?"
5) "Что за предмет вообще - кролики? Разве они представляют какой-то научный интерес?"
6) "Кроликами и так занимались на протяжении нескольких столетий, открыть что-то новое тут невозможно. Вы что, себя гением возомнили?"
7) "Почему вы не упоминаете взгляды Т.Д. Лысенко на перерождение видов?"
8) "Не учтена этимология слова кролик".
И тому подобное - всё, что угодно, кроме обсуждения методики эксперимента и достоверности полученных данных.
Вот что меня, собственно, и утомило донельзя.

UPDATE: кажется, никто из комментаторов не понял, что я не утрирую, когда упоминаю Ламарка, Плиния и Лысенко. Это реальные аналоги персонажей, на которых заставляют ссылаться гуманитариев (конкретно могу привести в качестве соответствий Тайлора, Аристотеля и Фрейденберг).

Шамиль Идиатуллин, "Убыр" (дилогия)

Дочитала с удовольствием. Что я могу сказать: не читайте рецензии, написанные литературно-критическим истеблишментом. Они только отпугивают вменяемых людей от хороших книг. По рецензиям может сложиться впечатление, будто "Убыр" - какое-то филологическое постмодернистское упражнение для доцентов кафедры исторической поэтики. "Инициация", "миф" и всё такое, чёрт возьми. (Да, на самом деле в романе всё это есть, но суть не в этом - на самом деле это очень живой и человечный текст).
Но вместе с тем это и не "молодёжная литература", хоть герои и дети. На возраст аудитории автор скидку не делает - "как он дышит, так и пишет, не стараясь угодить" (с). Наверное, школьникам это может быть интересно, по крайней мере, мне в возрасте главного героя это наверняка бы понравилось. Но роман выходит за рамки какой-либо возрастной читательской группы. Если бы всё написанное о школьниках предназначалось только для школьников, ну что ж, тогда и "Каштанку" должны читать собаки.
Первая часть построена изумительно виртуозно (если не считать затянутой, как мне кажется, сцены побоища в поезде - автор явно думал о кинематографе, где страница сценария равна минуте экранного времени, но для прозы это чересчур). Городские дети оказываются в сельской местности, на них наваливается вся эта хрень и хтонь российской глубинки с безлюдными полустанками и заброшенными колхозами, пространство, как и полагается в сновидении, выкидывает фортеля - всё не то, чем кажется, всякий выбор на распутье страшен, и дороги назад неизменно нет. И мы уже понимаем, что это злые силы сбивают героев с дороги, мешают им попасть в пункт назначения - а герои ещё нет, не поняли.
Что замечательно передано - это фрагментированность подросткового сознания: главный герой, Наиль, пока ещё не умеет делать выводы из предыдущего опыта, запоминать и обобщать, он раз за разом наступает на те же грабли (хочется завопить: "Дурак, куда?!"). И это очень естественно, в 14 лет ещё лобные доли коры не дозрели, сама такая была и прекрасно помню.
Главное же, что написано страшно - по-настоящему. Хоррорная составляющая вышла вполне оригинальной и производит большое впечатление.
Вторая часть, городская, показалась мне менее убедительной (это как с фильмом "Я плюю на ваши могилы" - перенесение сиквела в городскую среду снижает достоверность происходящего). Однако там есть по-настоящему мощные моменты, и один из них - кульминация, где Наиль сопротивляется зомбированию (поспойлерю - сопротивление окажется успешным). Такой сцены в русской литературе не было, по-моему, со времён "Трудно быть богом" Стругацких. И в качестве бонусов - прелестные комические разрядки: Наиль, хотя он и успел побыть супергероем со сверхспособностями, оказывается обычным беспомощным ребёнком, когда дело доходит до попытки самостоятельно приготовить ужин (идея сварить кашу его пугает, так как он тоже, как мы все, читал рассказ Носова - на этом месте я просто легла от хохота).
Отметила мелкие нестыковки в сюжете (не поняла, откуда во второй части у отца шрам на голове, если в первой части говорится, что дырка в голове исчезла бесследно). Но на общее впечатление это не влияет.
Короче говоря, горячо рекомендую.

текущие дела

Дико устала. Читаю Шамиля Идиатуллина "Убыр". Это чертовски хорошо, по-моему, хотя я настороженно отнеслась поначалу к идее романа после "Эры Водолея", где фантастика мне показалась беспомощной.
Что отлично - использование логики сновидения, причём настоящего сновидения, а не того, что этим словом называют литературоведы-троечники, когда хотят сказать, что автор изо всех сил пыжится, чтобы сделать непохоже на XIX век. Вы замечали когда-нибудь, что в настоящих сновидениях пространство подсовывает страшные фокусы - хочешь вернуться назад в дверь, а двери уже нет, дорога уже не та, поезд вдруг оказывается едущим в обратном направлении? Вот на таких фокусах и построен саспенс у Идиатуллина, и главное, они непредсказуемы.
Дочитаю, напишу подробнее, а то я как-то чаще всё ругаю книги, неудобно, пора бы о хорошем написать.

о Шишкове (разбор полётов)

Оказывается, камрад mitrius написал статью о полемике Шишкова и арзамасцев, где подробно разбирает мифы вокруг этой истории (к мифотворчеству приложил руку и сам Шишков). Благодарю юзера r_p за ссылку.

Д. Сичинава. Мокроступы против фраков: взгляд лингвиста