моя научная деятельность

Немного обо мне.
По специальности шекспировед-расстрига: начинала с Шекспира, потом перевела две главы из Вильяма Лэнгленда, ну, а кончилось всё англосаксами (и до сих пор тянется).
Место работы - Институт филологии и истории РГГУ.
Научные интересы - западноевропейская культура от Средневековья по начало XVII в.; Древняя Русь; история ментальностей; культурные коды телесности.

Избранные публикации:

"Видение о Петре Пахаре" В. Лэнгленда. Гл. 1-2: Перевод, вступ. ст. и комментарии //Кентавр. Вып. 3. М.: РГГУ, 2006. С. 286-304. [pdf]

"Багира сказала...": Гендер сказочных и мифологических персонажей англоязычной литературы в русских переводах

Телесность и метафора плоти в "Венецианском купце" [pdf]
Collapse )
Ну, и если понравились мои статьи, можно выразить наглядно:</a>

ПРИВЕТСТВИЕ

Привет всем, я - Стебля Каменская!
Данный журнал создан для всех, кто занимается историко-филологическими науками, в особенности исторической антропологией и историей литературы. Лингвисты также приветствуются. Задача - бескорыстный обмен научной информацией и мнениями.
С августа 2017 г. в журнале отключена опция анонимного комментирования, поскольку её преимущества исчерпаны.
Collapse )
Немного обо мне.
По специальности шекспировед-расстрига: начинала с Шекспира, потом перевела две главы из Вильяма Лэнгленда, ну, а кончилось всё англосаксами (и до сих пор тянется).
Место работы - Институт филологии и истории РГГУ (update: с февраля 2006 по июнь 2015, пока нас не начали сокращать).
Научные интересы - западноевропейская культура от Средневековья по начало XVII в.; Древняя Русь; история ментальностей; культурные коды телесности.

Избранные публикации:

"Видение о Петре Пахаре" В. Лэнгленда. Гл. 1-2: Перевод, вступ. ст. и комментарии //Кентавр. Вып. 3. М.: РГГУ, 2006. С. 286-304. [pdf]

"Багира сказала...": Гендер сказочных и мифологических персонажей англоязычной литературы в русских переводах

Телесность и метафора плоти в "Венецианском купце" [pdf]
Collapse )

Мои книги (художественные) на ЛитРесе
мю

усталости пост

Что-то недоразумения с людьми в моей жизни идут табунами. Попробую расставить точки над i:
1. Я разделяю публичное и приватное.
2. Блогосферу я рассматриваю как публичную сферу. У меня практически нет подзамочных постов, и я не говорю в блогах ничего такого, что не сказала бы в оффлайне посторонним людям. И считаю, что вправе рассчитывать на ответное понимание.
3. Я не выношу свои приватные выясняшки на публику. Это моё правило, которого я неукоснительно придерживаюсь и надеюсь его никогда не нарушить (разве только случится экстремальная ситуация).
4. Пункт (3) не означает, что если я вступила с кем-то в приватное общение, то приватностью можно злоупотреблять. За назойливость и нарушение личных границ я могу и гавкнуть, если собеседник по-хорошему не понимает.
5. Для меня совершенно нормально продолжать публичное общение на профессиональные темы с теми, кому я сделала "гав" приватно или с кем не хочу продолжать поддерживать личные отношения. Я считаю подход "отдавай мои игрушки и не писай в мой горшок" детским садом. Но если кому-то очень нужен этот подход, дело хозяйское.
6. Претензии к моим публичным высказываниям я принимаю только публично, а не в личку, не по мейлу и не по телефону.
7. И последнее. Внимания и комплиментов я не ищу, меня в общении интересует только содержательная сторона. К людям, которые мне громко льстят, я отношусь подозрительно, потому что они в 90% случаев попытаются почесать об меня своё эго, и им невозможно объяснить, что меня это не прикалывает. А также что филологический диплом, полученный чёрт знает сколько лет назад, не означает круглосуточную готовность по свистку радостно бежать ко всем желающим поговорить на любые окологуманитарные темы от Пушкина до "есть ли бог".
Уфф...
мю

Ruth Rendell, A Judgment in Stone

мю

живую ловить осетрину (с)

В подарок на сорокалетие попросила у родителей вместо похода в ресторан (ну его, этот коронавирус) платную рыбалку. Вчера:

113863183_1051519421930263_3251690198714727785_o

Заодно выяснила, что повторять этот опыт не стоит. Ибо ловить осетра прикольно, а вот разделывать эту скользкую бронированную штуковину - адская история. Вчера я просто убилась с двумя полуторакилограммовыми рыбинами. Кухня напоминала филиал китобойного судна. И да, проклятые костяные шипы не срезаются никаким ножом и ни после какого ошпаривания кипятком, вопреки инструкциям.
ЗЫ: Узнала о новой городской легенде - якобы вязига (сейчас все пишут "визига") страшно ядовита и её надо непременно удалять. Люди, не ведитесь. Вязига абсолютно съедобна для человека, если рыба свежая, правда, продукт на любителя, вроде куриного хряща (помню из детства - бабушка испекла пирог с визигой, я обплевалась).

UPD: поздравившим спасибо!
мю

неожиданные культурные связи

shakko.ru поместила пост о Максе Фрее (не путать с Максом Фраем) - фэнтезийном немецком художнике начала прошлого века. Я плохо знаю немецкую живопись, поэтому его картины увидела впервые.
(Много офигенных картин)
Однако что забавно, большинство комментаторов решило, что длинношеих животных художник выдумал сам. Тогда как я немедленно опознала в них канонических морских змеев из легенд XIX - XX веков. Изображения которых гуляли тогда по газетным иллюстрациям "со слов путешественников".
Компендиум фольклора о морских змеях (включая картинки) - в книге Майкла Брайта.
Вот, например, пара рисунков 1920-х гг.
При жизни Макса Фрея эти данные считались вполне достоверными, криптозоология выделилась из мейнстримной зоологии и превратилась в хобби чудаков только в 1950-е годы.
Так что, вопреки мнению чтимой мною shakko.ru, никакого особенного визионерства в картинах Фрея нет. Просто кто-то рисовал кентавров и нимф, кто-то Одина и Тора, а он вот выбрал морских змеев - миф массовой культуры. Возможно, он вообще не считал их мифом, а верил в их реальность, как многие современники (в конце концов, веру в Лохнесское чудовище мы ещё застали).
мю

мой любимый роман Грэма Грина

Встречайте мой лонгрид про "Монсеньора Кихота", самый незамеченный в России роман Грина
ЗЫ: в списке счастливых мгновений моей жизни числится мой первый день приезда в Орхус на конференцию, когда я зашла в букинистический магазин - просто так, гуляя по городу. И первое, что я увидела, было оригинальное английское издание "Монсеньора Кихота" 1983 г., лежавшее сверху в коробке. Я шла на кассу, прижимая книгу к себе и боясь, что она испарится по дороге или что я проснусь и всё окажется неправдой. Но это была правда, и книга до сих пор стоит у меня на полке.
мю

нет, не про мороженое

Лахова, конечно, мне знатно подкузьмила, но я всё-таки хочу провести опрос. Интересует меня исключительно освоение названий цветов носителями русского языка в детстве, комменты про ориентацию оставьте при себе, пожалуйста.
Итак, главный вопрос: учили ли вас в раннем детстве названиям 7 цветов радуги специально? В "специально" входит требование знать названия цветов и их порядок и/или использование мнемотехник типа "Каждый охотник желает знать..." или "Как однажды Жак-звонарь..." (запоминалки могут быть авторскими, это роли не играет).

This poll is closed.

Меня учили цветам радуги...

в детском саду
6(4.4%)
в начальных классах школы
9(6.6%)
старшие родственники
62(45.3%)
освоил через развивающие книжки/ журналы/ игры
16(11.7%)
специально не учили
19(13.9%)
не помню или затрудняюсь ответить
25(18.2%)


UPD: Результаты частично опровергают мою гипотезу, а частично подтверждают. Абсолютное большинство впервые получило эти сведения от старших родственников, а не в образовательных учреждениях. Тем не менее большинство современных носителей русского языка специально обучали названиям 7 цветов ньютоновского спектра в раннем детстве.
мю

и снова о синем и голубом

Предыдущий пост, к которому я отключила комментарии, ибо меня утомили читатели, которые читают по диагонали, по ссылкам в тексте не ходят, а нахамить только и ищут повода - продукт моего оригинального исследования по Историческому корпусу в НКРЯ, на тот случай, если нужны пояснения.
Повторяю ещё раз - я исследовала употребление слов "синий", "голубой" и "лазоревый" в допетровских источниках на русском языке. Поэтому мне совершенно непонятно, при чём тут геральдика.
Результаты я изложила конспективно, без перечисления конкретных источников и количественных данных (иначе бы это не уместилось в границы поста ЖЖ).
Национальный корпус вообще замечательная штука, которая позволяет точно верифицировать ваши интуиции. Несколько читателей попытались со мной поспорить, утверждая, что небо по определению "голубое", а не "синее". Проверить несложно. В этот раз - даю цифры.
Итак, в Основном корпусе коллокаций "голубое небо" - 1195, коллокаций "синее небо" - 1097. То есть "голубое небо" слегка преобладает, но незначительно. В письменной речи носитель русского языка называет небо "голубым" и "синим" с почти равной вероятностью.
В Устном корпусе данных маловато, однако вхождений на "голубое небо" - 7, а на "синее небо" - 9. (Правда, часть данных - из кинофильмов, а там реплики пишут сценаристы, то есть это не совсем устная речь).
В Газетном корпусе "голубое небо" - 129 раз, "синее небо" - 87 раз. То есть наиболее последовательно разграничение между "голубым" и "синим" проводят журналисты :-) Но опять же, перевес "голубого" менее чем в 1,5 раза.
А что у нас с морем? А вот с морем немного иначе.
В Газетном корпусе "синее море" - 80 раз, "голубое море" - только 8, из них 3 к реальному морю отношения не имеют (типа "бело-голубое море болельщиков").
В Устном корпусе "синее море" - 11 раз, но только в качестве литературных цитат. Варианта "голубое море" нет.
Основной корпус (напоминаю, это преимущественно худлит, мемуары и высокая публицистика): "синее море" - 613 раз, "голубое море" - 98 раз.
То есть на самом деле небо в русском языке примерно всё равно как называть - голубым или синим, а вот море всё-таки скорее синее.
Но вот имеет ли это отношение к реальному цветовосприятию? Или к тому, что формула "синее море" появляется в русской словесной традиции на несколько столетий раньше, чем вообще какие-либо упоминания цвета неба? В древнерусской литературе и в фольклоре есть "синее море", но нет ни "синего неба", ни "голубого неба". "Видеть" цвет неба русская словесность начинает только в послепетровскую эпоху. Когда Пушкин пишет "Под голубыми небесами..." - это на самом деле не очевидность "что вижу, то и пою", а невероятная инновация. А вот у человека XX-XXI вв., да даже и второй половины XIX, это уже автоматизмы обучения. Нравится нам это или нет, мы мыслим готовыми коллокациями, потому что так экономнее. Хотя последние 200 лет, начиная с эпохи романтизма, "мыслить штампами" считается чем-то низким и позорным, в реальности (как показал ещё Жирмунский в книге "Байрон и Пушкин"), будь ты хоть романтик 80-го уровня, от использования готовых блоков никуда не деться: новые коллокации быстро становятся речевыми клише.