?

Log in

[sticky post] ПРИВЕТСТВИЕ

Привет всем, я - Стебля Каменская!
Данный журнал создан для всех, кто занимается историко-филологическими науками, в особенности исторической антропологией и историей литературы. Лингвисты также приветствуются. Задача - бескорыстный обмен научной информацией и мнениями.
Внимание! В журнале включён доступ для анонимных комментариев. Однако это не значит, что писать можно всё что угодно ;-) ПРАВИЛА МОДЕРИРОВАНИЯCollapse )
Немного обо мне.
По специальности шекспировед-расстрига: начинала с Шекспира, потом перевела две главы из Вильяма Лэнгленда, ну, а кончилось всё англосаксами (и до сих пор тянется).
Место работы - Институт филологии и истории РГГУ (update: с февраля 2006 по июнь 2015, пока нас не начали сокращать).
Научные интересы - западноевропейская культура от Средневековья по начало XVII в.; Древняя Русь; история ментальностей; культурные коды телесности.

Избранные публикации:

"Видение о Петре Пахаре" В. Лэнгленда. Гл. 1-2: Перевод, вступ. ст. и комментарии //Кентавр. Вып. 3. М.: РГГУ, 2006. С. 286-304. [pdf]

"Багира сказала...": Гендер сказочных и мифологических персонажей англоязычной литературы в русских переводах

Телесность и метафора плоти в "Венецианском купце" [pdf]
Read more...Collapse )
Ну, и если понравились мои статьи, можно выразить наглядно:</a>

отчёт за выходные

Тверская губерния, окрестности платформы Донховка.

DSCF7559.JPG


Итоги вылазки


Подосиновик

(внимательно смотрите на цифру на весах! нет, не червивый и не расхлюстанный!)

Белка ниасилила

А такого я ещё не видела. Это, между прочим, когти! Парный отпечаток, мечта детектива. Бедная белка ниасилила - схватила, попыталась сорвать, но подосиновик для неё оказался слишком могуч. (Человеческая лапа в кадре для масштаба - папина).

мои читатели

Я изумлена и тронута.
За те несколько дней, которые прошли с момента появления в сети моего романа "Двойной бренди, я сегодня гуляю", его прочло более 600 человек. Это 20% обычного тиража художественной литературы, написанной не Джоан Роулинг (даже Филипа Пулмана, с которым я себя равнять не смею по крутизне, у нас издают тиражами по 5 тыс. экз.).
Спасибо вам, дорогие читатели, что вы есть и что написанное мной оказалось вам интересно!

не удержалась, спёрла

Каюсь, спёрла из подзамочного поста, но уж больно магически воздействует на людей эта цитата из школьного сочинения. Вчера рассказала в оффлайне bbzhukov - он чуть со стулом вместе не опрокинулся.
Внимание!

Многим людям, наверное, нравятся рыцари на белых конях, скачущих с самой добродетелью в руках спасать мир

На конях! Скачущих! С добродетелью в руках, Карл!
Сказала - сделала. Выкладываю полную версию своего третьего романа в окончательном виде.
Боюсь разочаровать тех, кто по первым двум решил, что я - "мистический писатель". (Впрочем, "Страшная Эдда" в своё время разочаровала тех, кто вообразил меня соперницей Акунина - а я тут, понимаете ли, про каких-то скандинавских богов написала, да ещё и без экшена, в медитативной форме). Так вот, я наконец проявила свою сущность упёртой материалистки, и в этом романе мистики и мифологии не будет. Будет элемент научной фантастики.
Когда я обсуждала в ЖЖ тему инопланетян, боюсь, я недостаточно внятно донесла свою мысль. Мне неинтересны спекуляции на тему Невообразимого Нечеловеческого Разума Зелёного Киселя - потому, что мы всё равно не можем себе его представить. Мне интересна возможность моделирования альтернативных культур. В этом романе я следую классической парадигме (от "Аэлиты" до "Трудно быть богом", да хоть до злосчастной "Тайны заброшенного замка"), где внешние отличия инопланетян от нас минимальны. Мне хотелось смоделировать культуру, в которой не было платоновской философии, монотеизма и централизованного государства (всех факторов, существенных для нашей культуры в последние две тысячи лет). И посмотреть, что получится.
Роман, строго говоря, не о Контакте, в моём романе земляне уже давно с инопланетянами знакомы, а о битве одних тараканов в головах с другими тараканами. (Разумеется, при моделировании чужого мира я опиралась на этнографические данные о культурах с архаическим укладом).
Надеюсь, меня не арестуют за внешний вид главного героя, который как-то вдруг, пока неспешно писался роман, приобрёл совершенно крамольный налёт :-) на этот раз у меня герой без длинных волос (ну, почти).
Есть полноценная любовная линия - наконец-то.
И да, осторожно: роман содержит ряд сцен употребления алкоголя!

Мария Елифёрова. "Двойной бренди, я сегодня гуляю"
Читайте, скачивайте, обсуждайте!

UPDATE: меня спрашивали о Яндекс-кошельке для символической поддержки - вот он:

писательское

Ввиду кризиса с перспективами издания нового романа, похоже, полная задница, издательства молчат, с полдюжины человек, которым я разослала рукопись, тоже. А за свои деньги, как мне настойчиво предлагали некоторые, мне издаваться, извиняюсь, западло. Ни разу в жизни не платила за то, чтобы меня публиковали, разве только за тезисы конференций, и то потому, что выбора не было (тезисы не подашь в другое издание).
Поэтому в ближайшее время я собираюсь выложить роман в сеть - только окончательно подшлифую. Абсолютно бесплатно и для всех. Доказывать "граду и миру" мне уже ничего не надо, мой первый роман вошёл в лонг-лист "Большой книги" и переведён на итальянский (кому не понравился второй - дело вкуса).
Так что выложу буквально на днях.
Кстати, меня много лет назад одна критикесса обвинила в том, что мне "не хватает положительного идеала". Не сумлевайтесь, положительный идеал в этот раз будет. И вообще в этой книге никого не убьют - максимум, что будет, это один синяк на переносице.
Я уже не раз писала, что я занудный динозавр и считаю, что всё придуманное автором должно нести функциональную нагрузку. Что подход "а почему бы и нет? а давайте я так придумаю!" - подход детского сада, а не литературы.
Попробую разобрать это на примере шекспировского "Тита Андроника". Специально беру именно этот текст, потому что он долгое время считался "плохим" - потому что там "фи-фи, кровища" и "там девушку изнасиловали, а потом отрезали ей язык и руки". В XVIII-XIX вв. эту пьесу даже не хотели признавать шекспировской - потому что считалось, что великие поэты "про такое" не пишут.
Итак, разберёмся, почему автор сделал с Лавинией то, что сделал.
Начать нужно с того, что Шекспир решил: "это будет трагедия". Жанр трагедии требует героя с трагической виной ("Ромео и Джульетта" - исключение, подтверждающее правило). Кроме того, по законам трагедии характер вины должен быть соизмерим со статусом персонажа. Это у какой-нибудь мелкой сошки вроде Отелло трагической виной может быть неправильный выбор друзей. Для государя, каковым является Тит Андроник, вина должна быть соответствующая - не частного масштаба, а должностного. Первое, что приходит в голову - превышение полномочий. Что он и делает, зверски расправившись с пленным готским принцем.
Тут неадекватность сразу по нескольким пунктам. Во-первых, древнеримская религия не предусматривала человеческих жертвоприношений, и, маскируя месть под обряд, Тит нарушает установленный обычай. Во-вторых, месть (а Тит руководствуется именно местью за погибших римских солдат) - институт отношений частных лиц с частными лицами, не случайно, чем более развита государственность, тем больше запретов налагается на месть. Тит - не частное лицо, в качестве государя на месть он не имеет права (кстати, это одна из причин конфликта в "Гамлете" - запутанность государственного и частного). В-третьих, побеждённым не мстят (если римляне победили готов, потеряв 25 человек, то, надо полагать, готы потеряли ещё больше).
Короче говоря, Тит поддаётся эмоциям и совершает то, что "хуже преступления - это ошибка".
Что дальше? Дальше братья погибшего решают, что, если Тит нарушил принятые правила поведения на государственном уровне, то им также незачем их соблюдать. Тем более что они ещё и не облечены пока что должностями. Они как частные лица мстят Титу как частному лицу.
Законы трагедии мести требуют эскалации конфликта через всё большую и большую неадекватность каждого ответного шага. Значит, с Титом должно случиться что-то хуже, чем с Таморой. А что может быть хуже, чем гибель старшего сына? Для римлянина - изнасилование дочери.
Надо пояснить, что, хотя Рим у Шекспира и условный (и, похоже, актёры играли римлян в штанишках с буфами), существуют всё же некие опорные точки "римскости", иначе перенесение действия в античность не имеет никакого смысла. Римлянин может быть без тоги, но он не может быть без родового кодекса чести. Взамен убитого сына можно настрогать новых (благо Тит - мужчина, ему это проще, чем Таморе, которая, быть может, уже не фертильна), а вот изнасилование дочери - оскорбление всего рода.
Тут есть тонкости. Героиню нельзя убить, потому что смерть, по римским представлениям, смывает позор. Однако нужен саспенс - она не должна рассказать о случившемся слишком быстро. На помощь приходит мифологический сюжет о Филомеле, которой после изнасилования отрезали язык. Дополнительную уместность аллюзии придаёт то, что миф известен в основном по пересказу Овидия - эталонного римского классика. Но Овидий сообщил и то, как выкрутиться - Филомела выткала свою историю на полотне. Поэтому насильники прилагают дополнительные меры, чтобы Лавиния не выкрутилась, отрубив ей руки. Интрига в том, как же Лавиния всё-таки преодолеет немоту.
Обратите внимание - Шекспир не руководствовался соображениями "а давайте я обыграю миф о Филомеле! а давайте у меня тут будет море крови с отрезанием рук и языков!". Все эти повороты диктуются логикой сюжета и совершенно определёнными функциональными задачами.
Поэтому, когда современные писатели и критики рассуждают так: "вон, у Шекспира кровища, а почему Пупкину нельзя?" - это изначально неправильная постановка вопроса. Вопрос надо ставить не "можно или нельзя", а "для чего это нужно в произведении Пупкина". Просто нагородив горы трупов в тексте, нельзя стать Шекспиром - как, впрочем, просто нагородив нежных поцелуев и описаний природы, нельзя стать Тургеневым.

лохматый вопрос

В Рунете периодически вспыхивают дискуссии, почему человек утратил шерсть (последний раз - в посте досточтимой egovoru). Если резюмировать, то:
1) теория "водной обезьяны" самая красивая, но увы, вступает в жуткий клэш со всеми имеющимися палеонтологическими данными. Ну не жили австралопитеки в воде!
2) все "функциональные" объяснения типа терморегуляции или борьбы с паразитами наталкиваются на то, что абсолютному большинству животных мех в этом деле не мешает. Павианы бегают по открытой саванне и страдают от паразитов, но с мехом у них всё в порядке.
3) все более или менее соглашаются насчёт роли полового отбора, но затрудняются с пояснением, почему обезьяны вдруг стали предпочитать партнёров без шерсти и какие преимущества это давало (возврат к п. 2).
Я тут подумала: обсуждая вопрос полового отбора, все имплицитно по умолчанию предполагают, что древние гоминиды руководствовались ВИЗУАЛЬНЫМИ стимулами. А если - тактильными?
Согласитесь, что голая кожа эффективнее для тактильной коммуникации.
Напомним, у обезьян нет вибрисс, нет, как правило, мускусных желёз и очень сильно атрофировано обоняние по сравнению с другими млекопитающими. Поэтому они тратят огромное количество времени на груминг (который по мере роста мозга и усложнения социального поведения становится всё более и более расточительным). Мало того, что он отнимает много времени (а если еды становится мало и её надо долго искать?), так ещё и сожрать вас кто-нибудь может. Австралопитеки по саванне не на джипах ездили, а львов с гиенами тогда было больше, и были они куда крупнее.
Поскольку утрата шерсти определённо делает тактильное общение более экономичным, такое изменение даёт явное преимущество. (Оговорка: вопрос, можно ли объяснить таким образом происхождение речи, как по ссылке, я не рассматриваю).
Что касается распределения сохранившихся остатков волосяного покрова, оно вполне функционально с точки зрения распознавания половозрастных категорий (как, например, грива у льва или серебристая спина у горилл).
Наконец-то попался фантаст, живущий и пишущий сейчас (к тому же на русском языке), чьё творчество мне по вкусу. Павел Амнуэль.
Надо сразу обозначить: Амнуэль бывает двух видов, серьёзный и несерьёзный. К несерьёзному относится цикл рассказов про Иону Шекета: оммаж Ийону Тихому Станислава Лема, отчасти пародия на него ("Шекет" и значит "тихий" на иврите). К Лему у меня сложное отношение, цикл про Ийона Тихого кажется мне не столько смешным, сколько депрессивным - своего рода Антоша Чехонте второй половины 20-го века в фантастическом антураже. У Амнуэля совсем уж несерьёзно, юмор в чистом виде, поэтому заведомо одноразово - но местами и правда очень смешно ("научное" объяснение того, как герой летит в космосе в одних трусах). Короче говоря, на любителя - кому жалко тратить время на "типа приколы", читать не обязательно.
А вот серьёзная ипостась Амнуэля цепляет по-настоящему. Во-первых, он не придерживается убеждения, будто фантастике противопоказаны детальная разработка психологии героев и сложность отношений между ними (Азимову это убеждение, имхо, сильно повредило - на меня произвело жуткое впечатление его признание, как он убивал в себе писателя, в предисловии к "Немезиде"). Он пишет как полноценный писатель, а не как "форматный". Причём люди ему интересны, своих героев он хорошо представляет себе и любит.
Во-вторых, это прекрасно и виртуозно совмещается с наличием научно-фантастической идеи и доходчивым её изложением. Автор выдумывает в той области, которой хорошо владеет (он и научно-популярные работы о том же пишет) и способен рассказать об этом так, что мне, филологу, это интересно и понятно. (Очень много произведений классической эры НФ, того же Лема, перегружены такими утомительными подробностями описания того, как именно действует звездолёт, что хочется их пролистать).
В-третьих, у него упоительно прекрасный литературный язык, среди фантастов такой уровень был разве что у поздних Стругацких (эпохи "Гадких лебедей" и "Града обреченного").
Недостаток Амнуэля один, правда, довольно крупный: научно-фантастическая идея у него, сколько я могу понять, единственная - многомерное пространство, в котором встречаются сознания людей, живших в разных временах, и могут даже оказаться одним и тем же человеком. Эту единственную идею он и перепевает на все лады, так что после 3-4 романов читать пятый нет пылкого желания: заранее понятно, что там будет про всё то же самое.
Не, ну я всякое повидала, но такое, чтобы "исследователь" на полном серьёзе принял за древнюю исландскую сагу сетевую пародию на "Трёх поросят"...
Коллеги уже обхохотались:
http://maoist.livejournal.com/156489.html

Latest Month

September 2016
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner